ЕАЭС: растущая востребованность «хлопковой» интеграции   

25.06.2020 1091
ЕАЭС: растущая востребованность «хлопковой» интеграции   
Россия, Белоруссия и Армения по-прежнему на 100% зависят от импорта хлопка-сырца и  большинства продуктов его переработки, особенно первичной.

Причем импорт этой продукции осуществляется, более  чем наполовину, из других стран СНГ и из дальнего зарубежья — то есть, за конвертируемую валюту. Да, во всех  странах ЕАЭС, особенно в РФ, Белоруссии и Армении, реализуются  программы по сокращению потребления сырца в легпроме, в т.ч. за счет использования  других видов  натурального и/или сырья химпрома.
Но эти проекты нередко более дорогостоящие или, по крайней  мере, более длительные по реализации, в сравнении с традиционным использованием сырца и его производных.  Впрочем, имеются реальные возможности интеграционного взаимодействия в хлопковом секторе ЕАЭС, но ЕЭК пока не принимает стимулирующих решений для  этого.
По оценкам СОЮЗЛЕГПРОМа, потребность российских предприятий в хлопковом волокне по импорту ныне  составляет не  меньше  70 тыс. тонн в год, а  с  его полуфабрикатами ежегодный объем импорта — до 230 тыс. тонн: в стоимостном измерении  это примерно 470 млн. долл./год (в  среднем за последние 6 лет). Причем Узбекистан — традиционно  основной поставщик сырца и его полуфабрикатов в РФ (свыше 60% по объему) — сокращает с середины 2010-х  экспорт хлопка в виде сырья, поскольку властями  поставлена задача увеличить хлопкопереработку на местных  фабриках и экспортировать готовую продукцию.
Частично  эта  ситуация восполняется в РФ за счет импорта из других стран ЕАЭС — Казахстана и Киргизии, а также из Азербайджана, Таджикистана, Туркменистана, КНР,  Пакистана, Турции: в основном, это тот же  инвалютный импорт.
В последние годы восстанавливается хлопководство  на Нижнем Поволжье, Ставрополье, Дагестане (а также в Армении), директивно прерванное руководством СССР в конце  50-х  — начале 60-х, но целевой государственной программы по хлопководству  нет  до сих пор. Да и, по наиболее  оптимистичным экспертным прогнозам, максимально возможная доля южно-российского хлопководства в обеспечении спроса в РФ на сырец и его полуфабрикаты навряд ли  превысит  15%.
Ситуацию  вполне  способен изменить интеграционный  подход к этим вопросам в ЕАЭС (подробнее см.,  например,  https://www.ritmeurasia.org/news—2017-10-03–hlopkovyj-balans-eaes-kogda-rossija-ne-tolko-potrebitel-belogo-zolota-32670 ), но к настоящему времени такой  подход  едва ли просматривается.
Относительно  хлопкообеспечения в  контексте  упомянутых факторов,  то, по оценке президента СОЮЗЛЕГПРОМа А. Разбродина, «с учетом массированной господдержки хлопкоперерабатывающей отрасли Узбекистана – основного поставщика сырца в РФ — российскому профильному бизнесу целесообразно поактивнее встраиваться в узбекистанскую хлопкопереработку, что, заметим, уже делает белорусский «Беллегпром». Параллельно развивая кооперацию с  участвующими в ЕАЭС «хлопковыми»  Казахстаном и Киргизией».
Если поподробнее, то, по информации  ЕЭК (2018-2019 гг.), «Казахстаном экспортируется (включая взаимную торговлю в Союзе) свыше 75 % объема производимого хлопковолокна, Кыргызской Республикой — около 90 %».  В  то  же  время, в этих странах «база селекции и семеноводства хлопчатника в значительной степени разрушена, сохранившиеся семеноводческие хозяйства в Казахстане и Кыргызстане не имеют необходимой научно-технической базы и ресурсного обеспечения. Отсутствие хороших семян снижает иммунитет растений, в результате чего распространяются различные болезни, и  урожайность культуры падает зачастую на 30-40 %».
По тем же данным, «на внутренний рынок государств-членов Союза в 2012-2017 годах Казахстаном ежегодно поставлялось от 8,3 до 23,0 тыс.тонн хлопковолокна (от 15 до 44 % от общего объема экспортных поставок сырья из республики).  Из Кыргызстана ежегодные поставки хлопковолокна партнерам по Союзу в 2012-2017 годах составляли от 5,3 до 22,4 тыс.тонн (от 35 до 68 % таких поставок из республики)».
При этом, предприятия текстильной промышленности Белоруссии «в 2012-2017 гг. ежегодно импортировали от 7,7 до 14,1 тыс.тонн хлопковолокна. Потребность за счет внутрисоюзных поставок (ввоза) обеспечивалась на уровне от 12,3 до 41 % от общего объема его импорта в республику. Предприятия текстильной промышленности РФ за тот же период ежегодно импортировали от 25,6 до 76,9 тыс.тонн хлопковолокна. Потребность за счет внутрисоюзных поставок (ввоза) обеспечивалась на уровне от 42 до 57 % от общего объема его импорта в страну».
Но  отмечается, что  «…Потребности текстильных и швейных предприятий государств-членов Союза в значительной мере удовлетворяются за счет поставок из третьих стран пряжи и тканей хлопчатобумажных».
В то  же  время, «…По прогнозным оценкам, в Республике Казахстан к/в  2020 году планируется стабилизировать посевные площади хлопчатника на уровне 100 тыс. га при валовом 290-300 тыс. тонн хлопка-сырца (около 65 тыс.тонн хлопковолокна). В Кыргызской Республике возможно увеличение к/в 2020 году производства хлопка-сырца до 78 тыс.тонн (около 20 тыс.тонн хлопковолокна)».
Более того: «…Казахстан и Кыргызстан могут существенно нарастить производство хлопчатника и продукции его переработки, расширить объёмы экспортных поставок и взаимной торговли государств-членов ЕАЭС на этом рынке».     Такой  сценарий, разумеется,  существенно сократит инвалютный — т.е. высокозатратный импорт сырца и его полуфабрикатов.  А реализация такого  сценария  возможна при  налаживании именно интеграционного сотрудничества между странами ЕАЭС во всех  сегментах хлопоководства-хлопкопереработки. Тем более  что во всех странах ЕАЭС имеется весомый  потенциал, например,   для  профильных НИОКР, отладки/внедрения современных  «хлопко-технологий», развития  селекционного  сотрудничества, апробации наиболее эффективных  систем орошения, технологий комплексной переработки хлопкосырья.
Но вывод ЕЭК, мягко говоря, озадачивает: «…По итогам состоявшегося обсуждения вопроса на заседании экспертов государств-членов Союза, принято решение о нецелесообразности подготовки в настоящее время проекта рекомендации Коллегии Комиссии по развитию сотрудничества в хлопководстве» (подробнее см. http://www.eurasiancommission.org/ru/act/prom_i_agroprom/dep_agroprom/sensitive_products/Documents/%d0%a5%d0%bb%d0%be%d0%bf%d0%be%d0%ba.pdf ). 
Похоже,  настало время пересмотреть эту рекомендацию?..
Андрей Арешев, эксперт аналитического «Фонда стратегической  культуры», Алексей  Балиев


Другие статьи