«Кровавый январь»: почему никто не наказан за ввод войск в Баку в 1990 году?

20.01.2013 19
«Кровавый январь»: почему никто не наказан за ввод войск в Баку в 1990 году?

«Кровавый январь»: почему никто не наказан за ввод войск в Баку в 1990 году? Михаил Горбачев и Дмитрий Язов даже не были вызваны на допрос

Скорбная дата в истории Азербайджана

В минувшее воскресенье с утра в Баку Азербайджан в очередной раз отметил скорбную дату. Десятки тысяч людей посетили Аллею шехидов, чтобы почтить память соотечественников, безвинно погибших во время ввода советских войск в столицу Азербайджана в ночь с 19 на 20 января 1990 года.

В полдень в Баку остановилось движение автомобилей, а суда в Бакинской бухте в знак траура дали протяжные гудки. В течение всего дня в мечетях Азербайджана шли поминальные службы.

Почему это случилось?

Спустя 23 года после трагедии никто из высокопоставленных партийных лидеров СССР и Азербайджанской ССР так и не понес ответственности за случившееся. В ночь с 19 на 20 января 1990 года по указанию Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева в Баку были введены войска, которым было разрешено стрелять боевыми патронами по мирному населению. В результате этой военной акции в Баку было убито 134 мирных жителя, ранения получили более 700 человек.

Горбачев приказал армии взять Баку под полный контроль, так как местное партийное руководство уже не владело ситуацией. По данным КГБ СССР, здесь к власти собирался прийти Народный фронт.

Вот как вспоминал те дни патриарх азербайджанской политики, генерал КГБ Гейдар Алиев: «19 января 1990 года, за день до бакинской трагедии, мне вдруг позвонил Горбачев. Это был первый наш разговор после 1987 года и проходил он на повышенных тонах. Горбачев заявил, что в Азербайджане творятся беспорядки, и что виновником этих беспорядков якобы являюсь я. В том, что в республике фактически свергли советскую власть, виноват, мол, я, и потому мне следует принять срочные меры и повлиять на события. Он пригрозил, что, если я этого не сделаю, они найдут на меня управу».

Что выяснил эксперт Мелков?

В 2008 году в издательском доме «Российский писатель» вышла в свет книга заслуженного юриста Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Геннадия Мелкова «Уголовная ответственность физических лиц за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечества».

Один из фрагментов этой книги посвящен бакинской трагедии января 1990 года. Геннадий Мелков в 1990–1991 г.г. в качестве независимого эксперта общественной организации «Щит» входил в Комиссию по расследованию расстрела безоружного населения в Баку и Вильнюсе.

Автор отмечает, что за совершенные преступления против собственного народа в Баку не понесли абсолютно никакого наказания высшие политические и военные руководители СССР и АзССР. В числе виновников трагедии автор расследования назвал председателя Верховного Совета СССР Михаила Горбачева и министра обороны СССР Дмитрия Язова, непосредственного руководителя и координатора бакинского расстрела. Примечательно, что за расстрел безоружного населения в Баку Язов получил воинское звание «Маршал Советского Союза».

Сразу после ввода советских войск в Баку было объявлено чрезвычайное положение и введен комендантский час. Всю полноту власти взял в свои руки генерал-лейтенант Владимир Дубиняк, комендант «особого района г. Баку», который в своих заявлениях лживо сообщал о многодневном огневом сопротивлении автоматчиков и снайперов Народного фронта.

Почему молчали Аяз Муталибов и Эльмира Кафарова?

К моменту ввода в Баку войск руководителя республики уже там не было. Первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Абдулрахман Везиров бежал еще 13 января, в разгар организованных провокаторами армянских погромов. В отсутствие Везирова все эти дни руководство республикой осуществляли председатель Совета Министров Азербайджана Аяз Муталибов и спикер Верховного Совета Эльмира Кафарова. Кстати, уже тогда Горбачев принял решение: преемником Везирова на посту руководителя местной Компартии будет Муталибов. И, действительно, 25 января 1990 года на пленуме ЦК КП Азербайджанской ССР Аяз Муталибов был избран первым секретарём ЦК Компартии республики.

Геннадий Мелков уверен: Муталибов и Кафарова уже 18 января знали о готовящемся вводе войск. Об этом им сообщил прибывший в Баку по поручению Горбачева Евгений Примаков. Однако ни Муталибов, ни Кафарова не сообщили жителям Баку о готовящемся вводе войск. Кстати, 19 января неизвестные лица организовали взрыв энергоблока телерадиоцентра, после чего город полностью лишился радиосвязи. Как выяснили позже военные эксперты, телецентр был выведен из строя спецгруппой Советской Армии или КГБ.

Уже после кровавой трагедии Эльмира Кафарова заявила: «Азербайджанский народ никому и никогда не простит трагической гибели своих дочерей и сыновей». Однако при этом она обошла молчанием один факт. За пять дней до ввода войск, 15 января 1990 года, по инициативе Кафаровой было принято постановление президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР, в котором говорилось: «Просить Министерство обороны, правоохранительные и другие исполнительные органы СССР оказать Азербайджанской ССР всю необходимую помощь в соответствии со статьей 81 Конституции СССР». Естественно, имелась в виду помощь «в восстановлении конституционного порядка».

Кто дезинформировал Москву о снайперах из Народного фронта?

Далее профессор Геннадий Мелков в своем расследовании отмечает: «В средствах массовой информации СССР в 1990–1991 г.г. и позднее в выступлениях высших руководителей КПСС многократно говорилось о том, что войска, входящие в Баку со стороны аэродрома, были встречены автоматно-пулеметным огнем и огнем снайперов–боевиков Народного фронта. И говорилось, что именно в ответ на этот огонь армия открыла ответный шквальный огонь».

Однако независимые военные эксперты выяснили, что в направлении входящих в Баку войск и танковых колонн не было произведено ни одного выстрела со стороны населения Баку и активистов Народного фронта.

Это было военное преступление?

В своем расследовании Геннадий Мелков приходит к выводу: «События в Баку – одно из тяжелейших преступлений в истории Советского государства, намного превосходящее по жестокости и размаху события в Тбилиси 9 апреля 1989 г. Это преступление носит характер карательной операции и представляет собой заранее организованное побоище невинных людей, совершенное с особой жестокостью с применением запрещенных международным правом средств ведения войны. Эта акция содержит признаки международного преступления».

С этим выводом согласно большинство независимых экспертов. По их мнению, Михаил Горбачев, подписывая 19 января 1990 года Указ «О введении с 20 января чрезвычайного положения в г. Баку», обязан был, в соответствии с п. 1 ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах, информировать население Баку о готовящемся вводе войск заблаговременно. Однако Кремль не сделал этого, и в результате погибли более 130 мирных жителей Баку.

Как выяснили эксперты, в ходе проведения операции личным составом Советской Армии были совершены тяжкие военные преступления. Для сокрытия больших неоправданных жертв среди мирного населения в первые дни введения чрезвычайного положения министр обороны СССР Дмитрий Язов приказал имитировать активную стрельбу между армейскими патрульными группами, чтобы потом обвинить в этой перестрелке боевиков азербайджанской оппозиции.

Более того, в ночь на 20 января войска применили против мирных граждан Баку пули калибра 5,45 мм со смещенным центром тяжести, которые запрещены международным правом. Материальный ущерб, нанесенный гражданам Баку, собственно городу, его учреждениям и организациям и их имуществу, не был возмещен Министерством обороны СССР, в том числе лицами, совершившими эти военные преступления.

Вместо эпилога. Виноватые, но невиновные?

Уничтожение мирных граждан Чили режимом генерала Аугусто Пиночета было тщательно расследовано, и виновные, в том числе и сам чилийский диктатор, были арестованы. Однако массовое истребление мирных жителей Баку в ночь на 20 января 1990 года не повлекло никаких арестов. Чиновники, виноватые в этой трагедии, никакого наказания так и не понесли, хотя по всем законам, и гражданским, и человеческим, должны были.

В первую очередь речь идет о Михаиле Горбачеве, который даже не был вызван на допрос для дачи показаний. Дмитрий Язов, который выполнял приказ Горбачева о вводе войск, также не является фигурантом уголовного дела. Что же касается Абдулрахмана Везирова (живет в Москве) и Аяза Муталибова (вернулся недавно в Баку), то они в один голос утверждают: «Мы не несем никакой ответственности за трагедию 20 января 1990 года».

Дмитрий Киселев, политический обозреватель



Другие статьи