ФСКН: Ситуация со спайсами требует незамедлительной реакции

17.10.2014 11
ФСКН: Ситуация со спайсами требует незамедлительной реакции

ФСКН: Ситуация со спайсами требует незамедлительной реакции

Новые формулы очередной курительной смеси появляются в мире каждые две недели. Поэтому бороться надо не с конкретным набором химических формул, а ограничивать в правах тех, кто употребляет наркотики.

Спайсы — аналог МММ

Борцы с наркомафией убеждены, что нынешняя истерика вокруг курительных смесей, унесших десятки жизней, не более чем, увы, рядовой эпизод тяжелой наркоманской судьбы. «То, что сейчас вдруг так много говорят про спайсы, для меня, честно говоря, странно, — комментирует замначальника УФСКН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал Вячеслав Рябцев. — В Петербурге они уже давно, больше года. И мы неоднократно поднимали этот вопрос, были и задержания. Но то, что сейчас о них вновь заговорили в связи с большим количеством смертей, — это, к сожалению, просто флуктуация, то есть временные колебания. Их не стало больше и не стало меньше. Они появляются каждые две недели. Просто последняя формула оказалась крайне опасной и вызвала всплеск смертей. Но проблема даже не в них, а в большом количестве наркопотребителей. И им неважно, чем травиться, вместо спайсов может быть любое другое вещество».

По словам Рябцева, героина (как и прочих растительных наркотиков) в Петербурге объективно стало меньше. На их место пришли синтетические смеси. В связи с последними скандалами вокруг спайсов в северной столице выявлены пять лабораторий, производящих синтетику. Но пути контрабанды неисповедимы. «Доля курительных смесей велика, — соглашается врач психиатр-нарколог Городской наркологической больницы Петербурга, кандидат медицинских наук Василий Чертов. — Но надо понимать, что статистика отражает только официальные данные. Официально у нас в городе на учете состоят 11 000 наркозависимых. В Петербурге, кстати, самый высокий уровень выявления этих лиц, чем в среднем по стране. Но сказать, сколько конкретно людей, „подсевших“ на курительные смеси, невозможно. Клиническая картина потребителя спайса или гашиша мало чем отличается».

По словам наркологов, главная проблема в том, что вещество, используемое в курительных смесях, каждый раз новое. Их может быть более сотни за год. И наркопроизводителю абсолютно все равно, какими побочными действиями может обладать тот или иной состав, ему главное — добиться желаемого наркотического эффекта. Смеси быстро синтезируются и практически моментально попадают в оборот. Именно поэтому сотрудники ФСКН так надеются, что все-таки будет принят закон, позволяющий наркополицейским оперативно запрещать курительные смеси, возбуждать уголовные дела и заниматься оперативной деятельностью, не дожидаясь официального внесения очередного спайса в список запрещенных веществ. В данный момент процедура внесения опасных препаратов в специальный стоп-лист занимает около года.

«Мы можем задержать гражданина с подозрительными смесями, изъять их, но если он подаст на нас в суд — мы обязаны будем извиниться и даже вернуть ему товар, — возмущается Вячеслав Рябцев. — Потому что до тех пор, пока официально состав не внесен в список запрещенных веществ, деятельность дилера или производителя не считается преступлением. Это как раньше было, например, с пирамидами типа МММ. Пока закон официально не признал эту деятельность преступной, пресечь ее не было оснований. А если учесть, что торговцы спайсами, в отличие от других наркодилеров, сами не страдают наркозависимостью и люди вполне вменяемые, то у нас шансы выиграть не велики».

16 октября была обнародована информация со ссылкой на главного государственного санитарного врача Анну Попову, что убившие сотни людей смертельные спайсы и вовсе распространялись под видом безобидных биологически активных добавок (БАД). А их у нас сотни и тысячи, причем торговля БАД практически ничем не лимитируется.

По словам наркополицейских, доходит до абсурда: они сами разыскивают продавцов смесей, на государственные деньги делают закупку и быстро стараются определить состав. Если там оказывается вещество, уже включенное в список, — это, по словам Рябцева, «как пирожное — просто праздник». Однако — увы — в 95% случаев веществ не оказывается в списке. А значит, наркоубийцы и дальше могут безнаказанно химичить.

Даже единожды употребивший должен быть приравнен к наркоманам

Замглавы петербургского УФСКН Вячеслав Рябцев убежден, что сейчас ситуация дошла до такого уровня, что требует незамедлительной реакции. «Надо перестать говорить, что „с этим надо что-то делать“. С этим действительно уже пора делать, и я знаю что, — говорит генерал. — Вот смотрите, для примера: скажем, вы прилетаете в другую страну, а вас не в отель отвозят, а заставляют показать язык и измерить температуру. Вы возмущены, потому что это нарушение ваших прав делать то, что вы, а не полицейские или медики, считаете нужным. Но если при этом речь идет, например, о лихорадке Эбола и есть опасения, что на вашем рейсе она могла „прилететь“, то никто спорить не будет. Потому что это — национальная безопасность. Так же должно быть и с наркопотреблением».

По мнению Вячеслава Рябцева, надо защищаться не от наркобольных, а от наркопотребителей. Оказывается, между ними есть большая разница: наркобольные (добровольно или принудительно) находятся в поле зрения врачей и полицейских, они относительно контролируемы. А наркопотребитель — птица совершенно вольная, его никто не может заставить ни лечиться, ни иным образом себя афишировать. Однако у нас в стране в правах поражены именно «легальные» наркоманы: им не дадут водительские права и разрешение на оружие, их не возьмут на определенные должности и не дадут получить некоторые профессии. При этом наркопотребители могут разъезжать на машинах, будучи «под кайфом», палить из ружей и заседать, например, в Госдуме.

Вячеслав Рябцев и некоторые его коллеги (генерал ФСКН подчеркивает, что это его мнение как гражданина, а не сотрудника спецслужбы) считает, что при первом же попадании в поле зрения полиции или наркополиции и при медицинском подтверждении факта (даже разового!) потребления наркотика надо ставить человека на учет и ограничивать в правах. До тех пор, пока он не докажет, что перестал «употреблять».

Информация о попавшем в поле зрения правоохранителей подозрительном гражданине, так или иначе «застуканным» за употреблением любого наркотика, поступает к силовикам и наркологам. И дальше право человека либо опровергнуть подозрение всеми доступными способами, либо встать на учет и лечиться. Если он этого не сделает, то будет пожизненно находиться в списках граждан с ограничением своих общегражданских прав.

«То есть человек, желая получить, например, водительские права, должен идти в наркодиспансер не за справкой о том, что он не состоит на учете, а о том, что не употребляет наркотики», — считает Рябцев.

Кроме того, специалисты предлагают ужесточить административную ответственность за неявку по постановлению суда к наркологу. Сейчас мера этой ответственности измеряется всего 5000 рублей. «Главное — знать всех, кто потребляет наркотики, любые. Потому что даже первое, разовое, однократное употребление чревато большой бедой, — считают наркополицейские. — Главное сейчас — это ребенок 12-14 лет. Который стоит перед проблемой: попробовать или нет? Пока мотив один: все пробуют и ничего за это с ними не делают. Когда эти „пробующие“ оказываются в морге или за решеткой, новое поколение уже не знает — они уже сами „подсели“. И надо обладать очень твердой жизненной позицией, чтобы в подростковом возрасте не попробовать. Однако наши дети сейчас очень прагматичны. И если они будут знать, что даже после первой пробы они никогда не поступят в нужный вуз, не получат водительские права и будут всю жизнь под дамокловым мечом, то мотивов сказать нет будет больше».

Наркополицейские понимают, что многие наркоманы уже дошли до такой стадии, когда им «до фени» и пресловутые права, и интересная работа. Однако эксперты убеждены, что если им удастся решить этот вопрос, то три четверти проблем наркопотребления будут решены.

Источник: ok-inform.ru



Другие статьи