Убитые для отчетности

08.11.2014 15
Убитые для отчетности

Убитые для отчетности

В Москве, в музее ГУЛАГа, в рамках дня памяти жертв политических репрессий состоялась презентация нового издания ингушского «Мемориала» «Депортация ингушей и чеченцев. Документальное досье. 1941 — 1945 гг».

В ходе презентации книги состоялись выступления специалистов по сталинским депортациям, последствия которых, к сожалению, не остались в далеком советском прошлом. О том, как трагические события прошлого рождают новые конфликты в будущем, узнал корреспондент «Кавказской политики».

«Мир карателей изнутри»

Между Петровкой, Кузнецким мостом и Столешниковым переулком всегда шумно, по выходным молодые люди толпятся у шумных баров, отовсюду доносится музыка. Вчера же привычный гул ушел на второй план. Имена из расстрельных списков не прекращали читать ни на секунду. Москвичи брали листы с именами погибших в годы политических репрессий и вставали в очередь, чтобы вспомнить каждого, кто теперь в нашей памяти остался только малой частичкой огромной истории.

Прямо напротив, в музее ГУЛАГа, уже собирались люди. Презентация должна была начаться в семь, но организаторы не торопились, чтобы дождаться всех гостей.

Новую книгу «Депортация ингушей и чеченцев. Документальное досье. 1941г.-1945г.» представила сама автор-составитель, председатель ингушского «Мемориала» Марьям Яндиева.

По ее словам, самое главное, что всю книгу составили официальные документы. Не рассказы очевидцев и не истории, которые передаются из уст в уста. Эта книга — взгляд изнутри, картина мира карателей: «Очень важно, что это официальные партийные государственные документы. Это архивы НКВД. Прочитав эти документы, можно понять, как разворачивалась эта военная машина, все операции готовились заранее, и эта книга тому подтверждение. Это не просто какие-то общие справки, это рапорты, в которых есть и подразделения, и имена, и звания. И еще важно, что здесь представлен определенный объем документов, связанный по существу, как я это назвала, с «войной в горах».

Когда закончилась операция «Чечевица», после февраля 1944 года развернулась настоящая война. Из Грузии были подтянуты войска, и началась серьезнейшая война в горах с чеченскими, ингушскими повстанцами, да и не только с ними.

И здесь в этих документах также история о том, как оставшихся по идейным причинам людей выковыривали оттуда, убивали и расстреливали целыми семьями.

Во всех документах повстанцы или люди, которых расстреляли по тем или иным причинам, значатся бандитами, преступниками. Самое страшное, что все эти документы беспристрастные, есть приказ, есть дело. Сказано отрезать голову — отрезали. Для чего? Для отчетности». «Сказано отрезать голову — отрезали. Для чего? Для отчетности», — Яндиева.

«Нюрнберг по Сталину»

Депортация чеченцев и ингушей, мягко говоря, не самая обсуждаемая тема сегодня. А если она и становится темой для диалога, то вызывает немало споров. Достаточно вспомнить хотя бы события минувшего лета, когда фильму «Приказано забыть» о событиях в чеченском селе Хайбах не выдали прокатного удостоверения. Как оказалось, тогда депутаты Государственной думы посчитали, что память о трагедиях может стать причиной межнациональной розни.

Марьям Яндиева, напротив, уверена, что проблемой может обернуться беспамятство государства. «Без правдивой истории. Без изучения этих материалов мы никогда не поймем, что с нами происходит сегодня. Нюрнберга по коммунизму Ельцин не дал сделать, как не дали сделать и Нюрнберга по Сталину. Поэтому это вечная спираль или новый круг, который на каждом историческом витке возвращается в ту же точку».

Марьям, как и многие другие историки, тесно связывает события 1944 года с событиями в Северной Осетии 1992 года. Однако она отказывается воспринимать осетино-ингушский конфликт как этнический.

«Сведение проблемы происходящего по сей день в Предгорном районе Северной Осетии лишь к противодействию двух этносов — ингушей и осетин — в борьбе за территорию связано с сознательным переводом проблемы из политической области в этническую…Абсолютно ясен предмет конфликта — этническая ингушская территория, незаконно отторгнутая в 1944 году после депортации ингушей и переданная Сталиным под юрисдикцию Северной Осетии», – пишет она в своей другой книге, посвященной уже событиям 1992 года.

Операция «Чечевица»

Насильственная депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР в Среднюю Азию и Казахстан началась 23 февраля 1944 года в 02:00 по местному времени и носила кодовое название «Чечевица».

Операция сопровождалась попытками бегства в горы или неподчинением со стороны местного населения. НКВБ в документах сообщал также о «ряде безобразных фактов нарушения революционной законности, самочинных расстрелах над оставшимися после переселения чеченками-старухами, больными, калеками, которые не могли следовать».

Там есть сведения об одном из селений, где были убиты три человека, в том числе восьмилетний мальчик, в другом — «пять женщин-старух», в третьем — «по неуточненным данным» «самочинный расстрел больных и калек до 60 человек». Сгоревшие заживо 700 человек в ауле Хайбах в Галанчожском районе – это тоже часть операции «Чечевица». Только по официальным данным, в ходе операции были убиты 780 человек, арестовано 2016.

Еще 1272 погибли по пути следования эшелонов. Многие переселенцы не выдержали условий, в которых их депортировали: сильные морозы, нехватка лекарств и продовольствия.

По прибытии на новое место жительство почти полмиллиона депортированных, вопреки указаниям центральной власти, так и не получили кров, работу и пропитание.

Маша Твардовская, «Кавказская политика»



Другие статьи