«Девяносто девять имен Всевышнего» в ГМИИ им. Пушкина

14.03.2013 28
«Девяносто девять имен Всевышнего» в ГМИИ им. Пушкина

«Девяносто девять имен Всевышнего» в ГМИИ им. Пушкина В отделе личных коллекций ГМИИ им. Пушкина открылась выставка «Классическое искусство исламского мира IX–XIX веков. Девяносто девять имен Всевышнего», которая будет проходить до 26 мая. С 28 февраля по четвергам в 19-00 для публики проходят встречи со специалистами по искусству и культуре ислама.

ГМИИ им А.С. Пушкина представляет выставку произведений классического исламского искусства IX-XIX веков из собрания Фонда Марджани. Это первая демонстрация части коллекции, насчитывающей сотни произведений. Экспозиция построена по хронологическому принципу, три раздела выставки соответствуют основным историческим эпохам: от рождения ислама до монгольского нашествия, искусство Монгольской империи, постмонгольский период. Благодаря такой структуре выставки можно увидеть, какие изменения происходили в развитии исламского искусства, как шло взаимообогащение культур. В первом разделе представлены произведения из коренных областей исламского мира – Северной Африки, Сирии, Ирака, Ирана, Средней и Малой Азии. Одним из уникальных экспонатов этой части выставки является чаша из стекла и золотой фольги, изготовленная в Сирии в конце X – начале XI века, один из четырех сохранившихся в мире двуслойных стеклянных сосудов.

Второй раздел выставки посвящен Монгольской империи, соотносится с большим географическим пространством: от Китая до степей Восточной Европы.

Третий раздел составляют произведения дворцовых мастерских мусульманских правителей постмонгольского периода. В нем широко представлены рукописи, миниатюры, текстиль. Среди особенно примечательных экспонатов раздела: иранский молитвенный ковер середины XVI века, на котором вытканы цитаты из Корана, относящиеся к молитве, а также 99 имен Всевышнего. Уникальны и листы из рукописи Корана, созданного в Иране в 1430-1440-е годы. Особенностями данного списка являются цветная бумага и присутствие образов живых существ, строки священного текста написаны поверх изображений птиц.

Значительную часть экспозиции занимают миниатюры, в том числе миниатюры к произведениям одного из крупнейших поэтов Средневековья Низами Гянджеви, представлена рукопись произведения Гянджеви «Пятерица», созданная в конце XV века, относящаяся к редчайшим ранним произведениям Османской живописной традиции, от которых сохранились единичные иллюстрированные манускрипты.

Для Евразии FM интервью дала хранитель и куратор выставки, научный сотрудник Отдела Древнего Востока ГМИИ им. А.С. Пушкина Кира Вязовикина.

— Расскажите, как возникла идея организации выставки? Как шла подготовка к ней?

— Когда впервые председатель Фонда Марджани Рустам Сулейманов пришел к нам и показал собрание фотографий коллекции, уже сразу было понятно, что перед нами шедевры. Сама коллекция Фонда Марджани насчитывает несколько сотен экспонатов, в том числе и современного искусства, сейчас мы видим только ее часть, самую лучшую. Потому что здесь абсолютно все экспонаты — шедевры.

Отбор был исключительно скрупулезный, исключительно научный, выставка сделана на очень высоком уровне. Была проделана колоссальная работа по научной реставрации отдельных экспонатов. Созданию экспозиции предшествовала большая научная работа, был составлен великолепный каталог, над которым работали 18 авторов, специалистов в области искусства, ислама. Так что выставка может закончиться, но жизнь каждого экспоната будет продолжена. Вообще выставлять традиционные культуры нужно как можно больше и как можно чаще.

Это ценности, которые имеют непреходящий, вечный характер. В самом названии экспозиции «99 имен Всевышнего» есть формулировка некоего сакрального смысла, думаю, что это ключевые слова, выражающие суть выставки. Понятно, что у Всевышнего не может быть одного имени. Многогранность не только бытия, но и самого Создателя, который до конца не может быть выражен человеком, проявляется в символическом числе 99. Организаторы попытались соответствовать этой метафоре и в отборе экспонатов, в их числе.

— По какому принципу организована выставка? В чем ее главные особенности?

— Совершенно справедливо, что кураторы, которые готовили этот проект, решили соединить несколько общих тенденций, связанных с мусульманским искусством. Особенность выставки — ее огромный территориальный, а также хронологический охват с IX по XIX век, включающий целое тысячелетие.

Важно отметить, что в коллекции Марджани есть абсолютно уникальные экспонаты, связанные с монгольской традицией. Была задача показать зрителю мир абсолютно незнакомого монгольского искусства, монгольской культуры. Несмотря на то, что цели у монголов того исторического периода были захватнические, несмотря на тот колоссальный урон, который они нанесли общей культуре, в итоге получился синтез культур. Благодаря тому, что монголы побывали на обширных территориях мира, вместе с собой они перевозили традиции, мастеров, книги, вещи. Одна культура обогатилась находками и мастерством другой культуры.

Никогда в культуре ничего не пропадает, все обязательно вплетается в ткань нашей человеческой культуры и передается по наследству. Здесь, конечно, можно говорить не только о встрече Востока и Запада в широком смысле, а о встрече конкретных культур, например, ближневосточного исламского искусства с китайской традицией. И еще обязательно надо вспомнить Европу, она подключилась к этому процессу благодаря Великому Шелковому пути и чингизидам. В зале монгольского периода представлены такие уникальные находки, как ритуальная одежда родовитой монголки, женский головной убор бокка, а также поясной набор, выполненный в технике перегородчатой эмали, характерной для позднего Китая. По мнению ученых, это первое произведение подобной техники, обнаруженное как раз на территориях, связанных с монголами.

— Можно ли говорить об особенной символике представленных на выставке предметов?

— Мы не преследовали цели расположить предметы, используя их символику и цвет. Нельзя забывать, что это искусство элитарное, глубоко духовное. Если говорить о символике цвета, то можно отметить, что голубой цвет в иранской традиции был обережным. Этот цвет очень часто присутствует на мусульманских куполах, вспомните знаменитые самаркандские архитектурные памятники Шахи-Зинда, Биби-Ханым. Наличие таких цветов говорит опосредованно о величии Бога, Аллаха, который есть прежде всего небо. Конечно, существует много других символов, но они могут быть связаны не только с использованием цвета. Например, очевидно, что есть растительная символика, зооморфная. Очень велик диапазон всевозможных символов, которые встречаются на таком огромном пространстве, которое представлено у нас на этой выставке.

— На какие еще экспонаты посетителям стоит обратить особое внимание?

— На выставке встречаются экспонаты с растительными, животными орнаментами, которые опровергают представление о том, что в арабском, во всем мусульманском мире ни животных, ни людей не изображают. Есть очень важное древнее теологическое понятие: поскольку Аллах, Создатель неизобразим, поскольку он велик и он создал этот мир, он не может иметь предметный облик, он выше во всех смыслах любого предмета. Поэтому получается, что ни один предмет окружающего мира не способен передать даже частицу Бога. Преимущественно отсюда идет традиция отсутствия фигуративных изображений в исламском искусстве. Но это такое многоликое искусство, которое существовало, развивалось, возникало на самых разных территориях со своими домусульманскими традициями. Мы видим на великолепных люстровых блюдах изображение человека, охоты, животных, великолепных птиц. Это не опровержение, это не принцип вопреки. Постепенно, не повсеместно, дозволялось изображать не только предметный, но и фигуративный мир. Ведь если ограничиться только одним орнаментом, как изобразить красоту мира, которую создал Аллах? Обучать гармонии мира надо было через образы. Очень часто изображаются цветы, особенно они характерны для позднего периода. Например, гвоздики, розы, цветы граната, виноградная лоза. Это ассоциативно связано с культурой региона.

На нашей выставке представлены уникальные листы Корана на цветной бумаге XIV-XV вв. Эту бумагу не в листах, а в огромных рулонах привозили на территорию арабских стран, и на них представлены типичные китайские мотивы.

Жанр китайской живописи: цветы и птицы. Эта дорогая бумага получила необыкновенно широкое распространение, на ней даже создавали указы. Возможно, это был придворный заказ создать такие особые листы Корана, и это еще одна иллюстрация фигуративного искусства. Также важно отметить каллиграфию – совершенно особый вид искусства. Причем каллиграфические надписи есть и на большинстве предметов, например, на посуде. В этих надписях сокрыта глубинная идея: люди верили, что не просто желают человеку добра, а реализуют это в объекте, это тоже ритуальное сознание

— А в чем особенности миниатюр, представленных на выставке?

— Искусство миниатюры, как и искусство каллиграфии, является особенным явлением. Это не просто отдельные иллюстрации к книгам, а это целое явление, характерное для исламского искусства в целом. Расцвет миниатюры – XV-XVI век, выделяется несколько школ, которые существовали в разных городах. Это искусство интеллектуальное и элитарное. Любой объект, любой предмет имеет множество уровней восприятия. Своим искусством мастера приподнимали уровень восприятия мира. Чем сложнее изображение, тем труднее понять его смысл. Это ювелирная работа, часто, помимо основного автора, даже над одним листом трудились целые мастерские. Перед нами не просто произведение искусства, а ритуал. Всегда надо помнить, что в основе всей этой культуры и каждого предмета в частности лежит представление о Боге и о мире, о красоте необыкновенной.

Маргарита ГРУЗДЕВА



Другие статьи