Белоруссия-Запад-СНГ: бумеранг «майданного» прожектёрства

22.08.2020 2531
Белоруссия-Запад-СНГ: бумеранг «майданного» прожектёрства

Политическая ситуация в Белоруссии уже ставит под вопрос сохранение стабильных российско-белорусских экономических связей, проистекающих, напомним, с давних пор ввиду не только экономическо-географической, но и кооперационно-технологической взаимозависимости обеих экономик.

Достаточно отметить, что, например, в технологической и сбытовой обоюдной кооперации ныне участвуют свыше половины белорусских производственных мощностей и около 25% — российских. А это имеет также очевидную социальную значимость для обеих стран. Потому перебои в этой кооперации и, тем более, её срыв едва ли в интересах и Белоруссии, и России.

В частности, именно российский рынок остаётся главным импортером-потребителем разнообразных видов продовольственного сырья и готового продовольствия Белоруссии. Скажем, в РФ издавна поступает до 70% объема белорусского экспорта (в целом) свинины, говядины и продукции птицеводства; до 85% — экспорта мясопродуктов; минимум 90% — поставок молочной продукции, 80% — сливочного масла, до 75% — овощей, фруктов и ягод (и продуктов их переработки). При этом фактическая «белорусская» доля в обеспечении внутрироссийского спроса на эти товары вовсе не «символическая»: она варьируется, по ряду профильных оценок, от 8 до 15%. А заменить эту нишу — дело отнюдь не быстрое и вовсе не дешёвое.

Рынки же стран Запада фактически закрыты — в основном, по понятным политическим причинам — для этих и других продовольственных, да и не только продовольственных товаров Белоруссии. И, несмотря на эффектные политические «авансы», расточаемые западными политиками белорусской так называемой «оппозиции», о свободном доступе любой белорусской продукции на рынки Запада теми же политиками не говорится ни слова. Впрочем, и другие страны бывшего СССР, хотя в большинстве из них пришли к власти, скажем так, непророссийские политически силы, поныне «отстранены» от поставок своей готовой продукции на Запад. Разумеется, кроме сырьевых товаров: доминирующая доля в импорте Западом продукции именно из всех постсоветских стран со времени развала СССР — это промышленное и энергетическое сырье (даже не продовольственное). Те же виды сырья преобладали, напомним, и в советском экспорте на Запад в послесталинский период, особенно с середины 60-х.

Но в объеме белорусского экспорта куда-либо сырьевая продукция занимает — в сравнении с другими постсоветскими странами — мизерную долю — не более 20%: это минимальный показатель по сравнению со всеми другими странами экс-СССР. Так что Минску максимально не повезёт в случае попыток переориентации белорусского экспорта на Запад.

Характерная особенность белорусского продовольственного экспорта в Россию состоит в том, что, с учетом всех расходов по поставкам, хранению и аренде торговых объектов в РФ, товары белорусского агропрома на 15-25% дешевле российских аналогов и минимум на треть дешевле — аналогов из дальнего зарубежья. Что обусловлено, прежде всего, существенным государственнным субсидированием белорусского АПК, как и большинства других отраслей страны.

Такого, как Белоруссии, уровня господдержки АПК и, в целом, производственной экономики и социальной сферы, — в России и большинстве других стран экс-СССР не было, нет и не предвидится. Потому по темпам, например, роста промышленного производства и промышленного экспорта Белоруссия — по-прежнему лидер в экс-СССР.

Например,  белорусский  легпром, химпром, лесопереработка,  включая их наиболее высокотехнологичные подотрасли, получают стабильную господдержку,  по уровню  которой страна —  среди лидеров и  по этим отраслям в бывшем  СССР (наряду с Туркменистаном и  Узбекистаном).

Соответственно, белорусские продукты (и другие товары), во-первых пользуются высоким спросом в РФ: например, они в крупных объемах к середине 2020-го реализуются в 70 субъектах РФ — против 55-ти в середине 2010-х. А, в0-вторых — ценовые параметры этой продукции в РФ способствуют тому, что российские производители вынуждены замедлять рост цен на свою продукцию, аналогичную белорусской. Оттого и возникают в РФ периодические «наезды» на белорусские товары под предлогами демпинга, некачественности и с другими примитивными «аргументами».

В то же время, если предположить, что «Белоруссия разорвет отношения с Россией, то продадут ли белорусы свои товары в Европе? В этом большие сомнения, — отмечает российский экономист Ольга Самофалова. — Показателен «опыт» Украины, для которой Евросоюз установил (и ужесточил в последние годы. — Прим. А.Б.) жесткое квотирование по многим товарам». Эксперт подчеркивает, что «Европа пустит к себе только те товары и только в тех объемах, которых ей самой не хватает, чтобы конкуренты – в лице или украинской, или белорусской продукции – не навредили их собственным фермерам. Тот же подход и к продукции промышленной группы».

Схожее мнение у Галины Баландиной, эксперта Центра региональной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС: «Доля России в совокупном объеме экспорта белорусских товаров – более 40%: это весьма существенный объем. Потому Белоруссия не сможет с легкостью заменить российский рынок в случае сокращения и, тем более, внезапного прекращения экспорта в Россию». В этой связи, по оценке Г.Баландиной, «в условиях COVID-карантина сбои во взаимопоставках показали, как сокращение обоюдного товарооборота может негативно повлиять на отдельные отрасли».

Между тем, сбои в белорусских поставках — не только в РФ — уже наблюдаются; под вопросом к настоящему времени оказывается график реализации многих проектов в сфере инвестиционно-технологической кооперации Белоруссии с РФ и рядом других стран, в том числе с другими странами ЕАЭС-СНГ.

Эксперт также отмечает, что с точки зрения макроэкономики «белорусская экономика, конечно, в большей степени зависит от взаимодействия с Россией, чем экономика России – от Белоруссии. Но оценивать экономическую взаимозависимость государств, только сопоставляя масштабы экономик, было бы неправильно”.

В то же время, многие эксперты — российские, белорусские, зарубежные — акцентируют внимание также на традиционной роли Белоруссии как кратчайшего, притом наименее затратного транзитного коридора в Европу практически для всех российских товаров. Который России сложно будет заместить, если эти белорусские транзитные маршруты подорожают и, тем более, если они станут даже временно недоступными.

По имеющимся оценкам (2020 г.), доля транзита через Белоруссию в объеме внешнеторговых перевозок РФ в Европу превышает 25%. Причем железнодорожное и автомобильное сообщение Калининградской области с другими регионами РФ по кратчайшему маршруту и с наименьшими расходами возможно, напомним, только по белорусско-литовскому коридору.

Заметим, в этой связи, что именно в Белоруссии с середины 90-х — минимальные грузотранзитные тарифы для России и других стран СНГ по всем видам транспорта/перевозок и по всем грузам. В том числе, по перевозкам с Калининградским эксклавом. То же — в пассажирских перевозках.

Нелишне напомнить, что Минск уже не первый год косвенно сдерживает взвинчивание Литвой «калининградских» транзитных тарифов: взамен увеличивается белорусский внешнеторговый транзит через Литву (особенно через литовские порты), периодически снижаются тарифные расценки для её внешнеторгового транзита через Белоруссию.

Кроме того, сопредельные друг с другом регионы Белоруссии, Латвии и России участвуют в зоне экономического и экологического сотрудничества «Западная Двина-Даугава», инициированной Белоруссией в конце 90-х. В частности, в этих регионах ежегодно проводятся фестиваль культуры «Придвинье» и ярмарки товаров этих регионов. Что, разумеется, положительно влияет и на российско-латвийские взаимоотношения (кстати, Латвия на днях официально отказалась признать г-жу Тихановскую победителем недавних президентских выборов в Белоруссии).

Всё это пока сохраняется, но — надолго ли?..

Имеется очень много других примеров обоюдно выгодной, взаимной сопричастности экономик обеих стран. Добавим, например, и белорусские технологии глубокой переработки нефте- и газохимического сырья, льна, древесины, хлопка, шерсти, биомассы, используемые не только в РФ, но и в большинстве других стран всего экс-СССР.

Странно, что «элитные» российские СМИ — ни слова об этих факторах. То ли базовых знаний не хватает, то ли — скорее всего — «заказано обличение» лукашенковской Белоруссии (?). А где же голоса-эксперты СМИ «Союзного государства», его структур, структур ЕАЭС, исполкома СНГ? — Профанация, да и только?

Между тем, Белоруссию (и Казахстан, Армению) обвиняют в реэкспорте санкционки в РФ. Но РФ сама ввозит санкционку через страны, ассоциированные с ЕС (свыше 40) и через некоторые регионы стран ЕС, Норвегии и США, не включённые в санкционную дуэль РФ с Западом (подробнее см. http://www.eurasiancommission.org/ru/act/trade/dotp/commonSytem/Pages/normatBaza.aspx; https://russian-trade.com/ ). Это сделано обоюдно по понятным политическим причинам. Скажем, мясопродукты, рыба, сыры, соки, конфитюры, минеральные воды, плодоовощные консервы с Запада в РФ вовсю продаются и в московских, петербургских супермаркетах. Так что вопрос не столько в Белоруссии, сколько в реальной внешнеторговой политике РФ и всего ЕАЭС.

Впрочем, маниакальная неприязнь на Западе и «прозападных визави» в Белоруссии и в РФ к А.Г.Лукашенко и лукашенковской Белоруссии наверняка связана и с тем, что в Минске в декабре 2019 г. состоялась международная конференция — с участием очень многих компартий и других организаций — в связи со 140-летием со дня рождения И.В.Сталина. И с возложением живых цветов к памятнику Сталина недалеко от Минска (подробнее см. http://s-kps.by/o-mezhdunarodnoj-konferencii-v-minske-posvjashhjonnoj-140-letiju-so-dnja-rozhdenija-i-v-stalina.html/; https://rkrp72.ru/?p=5498).

Алексей Балиев, Витебск-Верхнедвинск (Белоруссия)- Москва, август 2020 г. Специально для «Eurasia FM»



Другие статьи