Закулисье тоже театр

27.03.2021 267
Закулисье тоже театр

26 и 27 марта – в Международный день театра на исторической сцене Московского Государственного академического театра им. Е. Вахтангова состоялась премьера спектакля «Театр» по роману выдающегося британского писателя ХХ века Сомерсета Моэма в переводе Галины Островской. Символично, что это произошло в год 100-летия нашего великого храма искусства.

Режиссёр Ольга Субботина дебютировала в Театре Вахтангова в 2018 году, выпустив спектакль «Бовари» по роману Гюстава Флобера на Симоновской сцене. Опыт перенесения крупного романа на подмостки был удачным, спектакль прочно вошёл в репертуар. Идея Ольги Субботиной воплотить культовый роман Сомерсета Моэма «Театр» на сцене Вахтанговского театра была горячо поддержана его художественным руководителем Римасом Туминасом. Сама режиссер выразила огромную благодарность всем актерам, творческим службам, а главное — руководству театра, которое в труднейших условиях дало жизнь этому проекту. Над постановкой вместе с режиссёром и автором инсценировки Ольгой Субботиной работали художник Максим Обрезков, композитор Глеб Матвейчук, хореограф Елена Каралашвили, художник по свету Андрей Тарасов, музыкальный руководитель — заслуженный деятель искусств России Татьяна Агаева, разработчик грима и причесок для образа Джулии Лэмберт Аслан Ахмадов, звукорежиссеры Руслан Кнушевицкий и Всеволод Семенов, помощники режиссера Наталья Меньшикова, Рогнеда Смирнова.

Спектакль объединяет все поколения Вахтанговских артистов.

Роли исполняют: Джулия Лэмберт — заслуженная артистка России Лидия Вележева, Майкл Госселин – народный артист России Евгений Князев, Чарлз Тэмерли – заслуженный артист России Андрей Ильин, Джимми Лэнгтон – заслуженный артист России Павел Любимцев и заслуженный артист России Владислав Демченко, Долли де Физ – заслуженная артистка России Ольга Чиповская и заслуженная артистка России Светлана Йозефий, Том Феннел – Константин Белошапка.

Его участниками также стали заслуженные артисты России Агнесса Петерсон, Элеонора Шашкова, Елена Ивочкина, Наталья Масич, Олег Форостенко, Александр Павлов и артисты Ирина Калистратова, Любовь Корнева, Полина Кузьминская, Олег Лопухов, Елена Мельникова, Вера Новикова, Алексей Петров, Николай Романовский, Евгения Ивашова, Ирина Смирнова, Екатерина Жаркова, Артём Пархоменко, Василий Цыганцов.

В спектакле принимают участие артисты оркестра Театра имени Е. Вахтангова: труба — Михаил Айнетдинов, скрипка — Полина Евланова, Валерия Дмитриева, фортепиано — Надежда Кашкина, Наталья Туриянская, контрабас — Николай Мызиков, ударные — Евгений Полтораков.

Справка. «Известнейший роман Моэма «Театр» был опубликован в 1937 году почти одновременно в Англии и Америке. Для людей, любящих этот вид искусства роман Моэма стал путеводной нитью в артистический мир, настоящим гимном Театру», — рассказывает режиссер-постановщик. — Через личность главной героини Джулии Лэмберт автор прежде всего транслирует мысль, что для настоящего художника  главное в жизни — искусство, в свою очередь подкрепленное опытом и судьбоносными переживаниями. Автор исследует, чтó такое театр в жизни людей. Мы попытались взглянуть на произведение именно с этой точки зрения. Конечно, в романе есть любовный треугольник; но интереснее другое: почему эта история называется «Театр»? Почему именно театр является объединяющей силой для всех героев романа? Кого-то он притягивает, кого-то вбирает в себя с головой, а кого-то и отталкивает… Так что всегда интересно и уместно задать вопрос: чтó это за магическое место – театр?»

Уильям Сомерсет Моэм (1874-1965) – один из самых знаменитых и удачливых (по его собственному признанию) английских писателей XX века, родился в Париже в семье юриста Британского консульства.

Жизнь Моэма, захватившая «Прекрасную эпоху» рубежа XIX-XX века, две Мировых войны и мировую «оттепель» 1960-х, была богата событиями, путешествиями, встречами (его другом был сам Уинстон Черчилль – легендарный премьер-министр Великобритании), труднейшими испытаниями, знаками признания его успеха».

Для режиссера Ольги Субботиной не было сомнений, кто будет играть роль Джулии Лэмберт. Конечно, Лидия Вележева — «первая скрипка» постановки. И действительно, актриса идеально воплощает писательский образ. Элегантного возраста, благородная, стройная, как балерина, с прекрасными ногами (наличие которых подчеркивает автор и, по задумке режиссера, сама Лидия Леонидовна), талантливая… Как будто только сошедшая с экрана Настасья Филипповна (сериал В. Бортко «Идиот), она же царственная Адельма («Принцесса Турандот») и трепетная Надежда («Пристань» этого же театра). Ее облик ассоциируется с Любовью Орловой, героиня которой в спектакле Театра им. Моссовета «Милый лжец» говорила: «И мне никогда не будет больше 39 лет!»

Лидия Вележева, прежде всего, благодарила театр за предоставленную возможность сыграть эту роль и помощь в ее создании. Актриса объяснила, что ее героиня как любая настоящая актриса — женщина без кожи, которой свойственно любить, страдать от любви, плакать, переживать, но в своем любимом мега-мире —  творить виртуозные вещи; рассказала, что всегда наблюдала отношение актрис к работе, жизни, семье, их личные взаимоотношения, подпитывалась поддержкой зала и самого материала. В уста ее героини вложены сложные философские мысли о ролях и профессии актера:  «Роджер (ее сын) утверждает, что мы не существуем. Как раз наоборот, только мы и существуем. Они тени, мы вкладываем в них телесное содержание. Мы — символы всей этой беспорядочной, бесцельной борьбы, которая называется жизнью, а только символ реален. Говорят: игра — притворство. Это притворство и есть единственная реальность»; а также «»Если бы я на сцене всегда испытывала настоящие чувства, то разорвала бы в клочья свое сердце. Театр — это игра!» Понимая это, Джулия-актриса допустила провал, когда  не играла роль, а лишь обнажала собственные чувства. Этого оказалось мало.

… Тишина стояла в зале в сцене объяснения Джулии и Майкла, мужа и директора театра. Его играет народный артист России, лауреат Государственной премии России, ректор Театрального института имени Б. Щукина Евгений Князев. Он  очень хорош в роли «самого красивого мужчины в Лондоне». Его Майкл Госселин — не слишком выдающийся актер, но прекрасный продюсер и финансист. Это апологет теории соотнесения жизни и театра самого С. Моэма, проповедовавшего, что подлинные чувства могут и не воздействовать на зрителя. Чтобы жить жизнью героя, нужно мастерство. Вот его характеристика актерской братии: «Иллюзорный мир для них действительность, поэтому они могут считать действительность иллюзией и дурачат ту самую публику, которая служит им материалом и выступает как их судья. В то же время способность творить реальность, влиять на нее присуща творцам, а не ремесленникам-копиистам».

Евгений Князев рассказывает: «Когда Джулия, вдохновленная любовью к молодому привлекательному клерку Тому (Константин Белошапка), играла блестяще, это устраивало ее мужа-режиссера. Когда же ее личные страдания перехлестывали роль, то появилась наигранность, утрирование. А в сцене «мести» начинающей актрисе Эвис Крайтон (Полина Кузьминская), занявшей место Джулии в сердце Тома, считаю, что Джулия-профессионал поступает подло, перечеркивая карьеру не совсем бесталанной девушки».

Это позиция Андрея Владимировича. Но, думается, у Джулии это не подлость, а бесплатный мастер-класс! Если спектакль и книгу «Обещание на рассвете» Р. Гари назвали учебником для мужчин, то «Театр» С. Моэма и О. Субботиной — учебник для женщин. Кстати, все молодые актеры и актрисы-вахтанговцы весьма убедительны.

Представители СМИ очень тепло приняли участие в пресс-конференции заслуженного артиста России Андрея Ильина, сыгравшего лорда Чарлза Тэмерли, старинного друга Джулии. Популярный, уважаемый актер рассказал, что Вахтанговский театр для него лучший в мире — по атмосфере, техническому оснащению, зрительской культуре и играть в нем большая честь. А вообще театр — это и образ жизни и сама жизнь, когда работаешь по 12 часов в день, это единство со зрителем, взаимная подпитка с ним, обоюдный в хорошем смысле наркотик. Андрею Епифановичу нравится английская литература, ее специфический юмор сродни российской самоиронии, сам язык начала ХХ века, которым написан роман Моэма. Он обожает Шекспира, Достоевского, но эти спектакли уже идут в театре. Поскольку Андрей Ильин в прекрасной актерской и физической форме (его Чарлз легко и даже воздушно исполнил дорожку па-де-буре), то ролей ему еще играть не переиграть.

В традиции Театра им. Е. Вахтангова дуэтные спектакли — «Варшавская мелодия», «Милый лжец», премьерный «Обещание на рассвете», где два актера успешно, на интересе держат зал. Спектакль «Театр» тоже соткан из диалогов, каждый из которых не ослабляет напряжение.

В «Театре», как во всех хороших спектаклях, по выражению Чехова, все «ружья» стреляют, . Так, режиссерски интересны вставные сцены из классических спектаклей «Мария Стюарт», «Много шума из ничего», «Ромео и Джульетта». В них наиболее полно раскрывается образ Джулии (который опять же рифмуется с чеховскими Аркадиной и Заречной).

Сцена на берегу моря под крик чаек тоже напоминает о спектакле «Чайка» — вечерней синевой и минимумом декораций, как в доморощенном треплевском на озере. Бумажные самолетики Джулии, благодаря которым она как бы обращается к визави, напомнили дротики из вахтанговского спектакля   «Чайка». Там персонажи играют не в лото, как у Чехова, а в дартс, чье летящее перышко ассоциируется с крыльями подстреленной чайки.

Заслуженный деятель искусств России Павел Любимцев (антрепренер Джимми Лэнгтон), один из невидимых собеседников Джулии, играет, по сути, и роль греческого хора.

Как некие действующие лица выступают ширма, трюмо и стул — атрибуты закулисья. Или актерской реальной жизни.

Невозможно красиво, блестяще во всех смыслах платье Джулии! А победный взмах ее красного шарфа ставит восклицательный знак в финале спектакля «Театр».

Спектакль заканчивается благодарной фразой-нотой: «Публика существует для того, чтобы мы, актеры, могли в свою очередь существовать».

И если театр — это жизнь то пусть она длится дольше века! С юбилеем, театр! И то, что прохожие фотографируются у памятника Евгению Вахтангову и выгладили до блеска его бронзовый ботинок, — прекрасно…

Елена МАРТЫНЮК
Фото Сергей КИМ


Другие статьи