Брачная реформа Таджикистана не сработала: за 6 месяцев зарегистрировано только 57 браков с иностранцами

07.08.2013 12
Брачная реформа Таджикистана не сработала: за 6 месяцев зарегистрировано только 57 браков с иностранцами

Спорные замечания таджикского политика против местных женщин, выходящих за иностранцев, возобновили дебаты по поводу последствий ограничений, введенных в 2011 году.

Защитники прав женщин говорят, что вместо того, чтобы способствовать правовой защите граждан Таджикистана, закон создал ненужные препятствия на пути браков с гражданами из соседних государств Центральной Азии. Многие таджики проживают в Узбекистане, а некоторые – в Кыргызстане, тогда как в Таджикистане проживает значительное узбекское меньшинство, и поэтому пограничные браки не редкость, пишет Екатерина Шошина – контрибьютор IWPR в Таджикистане в «Махалле».

В своих замечаниях, сделанных во время онлайн-конференции 1 июля, депутат парламента Саодат Амиршоева выступила против таджикских женщин-мусульманок, выходящих замуж за представителей другой веры «в погоне за богатством и деньгами».

«Я против того, чтобы таджикские девушки выходили замуж за мужчин другой религии. За представителей разных наций – русских, китайцев или других, которые не принесут пользу нашим традициям и обычаям», — сказала Амиршоева.

Амиршоева, член Народной Демократической партии президента Эмомали Рахмона, говорит, что постарается поднять данный вопрос в парламенте.

На самом деле в Таджикистане уже действует законодательство по ограничению таких браков. Закон, принятый в январе 2011 года, требует, чтобы иностранные граждане прожили год в Таджикистане перед вступлением в брак с местными женщинами, а также подписали брачный контракт, обязывающий их обеспечить жильем их жен. Иностранные граждане могут покупать имущество только после пяти лет проживания.

В свое время аналитики говорили, что реформа была направлена на две группы – граждан Афганистана и этнических уйгуров из западного Китая, которые могут использовать брак для получения прав на постоянное местожительство и гражданство, что облегчит им ведение бизнеса и безвизовый проезд в другие бывшие республики Советского Союза. И афганцы, и уйгуры – мусульмане, как и большинство населения Таджикистана.

Когда правительство внесло законопроект, оно настояло на необходимости специального законодательства по защите женщин и детей в случае расторжения брака.

Выступая в начале 2013 года, министр юстиции Таджикистана Рустам Менгалиев заявил, что браки с иностранцами сократились наполовину с момента внедрения закона. В 2010 году таких браков было более 700, тогда как в последующем году цифра составила всего 323.

В феврале этого года правительство увеличило государственную пошлину на брак более чем в два раза для иностранцев до 41 доллара США.

Последние цифры показывают, что только 57 браков с иностранцами были зарегистрированы в первое полугодие этого года.

Директор Ассоциаций НПО по гендерному равенству Алла Кувватова заявила, что широкое определение «иностранцев» включает людей из соседних государств Центральной Азии, с которыми у Таджикистана имеются длительные этнические и культурные связи.

«Эти ограничения являются прямым нарушением и идут вразрез с конституцией, — говорит она. — Они также существенно снизили возможности для девушек выйти замуж, учитывая, что огромное количество наших мужчин находятся за пределами страны в качестве трудовых мигрантов».

По словам экспертов, реальное воздействие закона существенно отличается от запланированного, и закон затронул общины, живущие вблизи Узбекистана и Кыргызстана и этнических родственников, живущих по другую сторону границ, который имел значение с момента развала этих стран в 1991 году.

На этих пограничных территориях ограничения поспособствовали существующей тенденции вступать в брак исключительно по мусульманскому обычаю, т.е. без регистрации в ЗАГСе. С юридической точки зрения они не считаются вступившими в брак, что делает их жен и детей уязвленными в случае расторжения брака.

Ситора, жительница Спитаменского района на севере Таджикистана, говорит, что она уже почти перестала пытаться зарегистрировать свой брак с гражданином Узбекистана Хакимом.

Она рассказала IWPR, что ситуация была тяжелой еще до закона 2011 года с учетом бюрократической волокиты с обеих сторон границы.

«Мы живем в мусульманском браке более пяти лет, так как не могли позволить себе зарегистрироваться», — говорит Ситора, объясняя, как ее муж безуспешно пытался собрать все нужные документы, чтобы подать заявление на получение свидетельства о заключении брака.

«Мы любим друг друга, и я молю Бога, чтобы у нас все было хорошо», — добавила она.

Ойнихол Бобоназарова, директор НПО «Перспектива Плюс», говорит, что после развода официально зарегистрированных пар, имеющих разное гражданство, жена может подать требование о взыскании алиментов. Но эта ситуация изменилась с тех пор, как ужесточение ограничений вынудило людей избегать формальностей.

«Если мужчина не в состоянии купить квартиру или нет возможности ждать год, они не могут зарегистрировать брак, — говорит она. — Но все равно начинают жить вместе, и в случае расставания у женщины нет защиты с точки зрения закона».

По словам Бобоназаровой, власти вместо того, чтобы усложнять процесс регистрации брака между таджикскими женщинами и иностранцами, должны попытаться сохранить мужское население, обеспечив их работой, чтобы им не пришлось уезжать за рубеж в поисках работы.

Для тех же, кто намерен выйти замуж за граждан иностранных государств, несмотря на трудности, закон просто осложнил процесс и сделал его дороже.

Карина (имя изменено) живет в столичном Душанбе и встретилась со своим женихом несколько лет назад, когда училась в Бишкеке. В следующем году они хотят пожениться и первоначально планировали зарегистрировать брак в ЗАГСе Таджикистана.

Карина хотела, чтобы все ее родственники, включая старую бабушку, приехали на свадьбу. «Но просмотрев информацию в интернете, мы узнали про этот закон, теперь приходится менять планы», — сказала она, объяснив, что ее семье теперь придется ехать в Бишкек.

Кувватова считает пренебрежительное отношение Амиршоевой по отношению к бракам с иностранцами препятствием на пути построения демократии в Таджикистане.

«Я иногда говорю, что у нас, когда женщины входят в политику, во власть, некоторые начинают забывать, что они призваны защищать интересы граждан, женщин», — сказала она.

Несмотря на многочисленные несхожие мнения с ее взглядами, Амиршоева уже предлагала инициативы, которые, по ее мнению, будут предоставлять женщинам больше средств защиты. В 2010 году она предложила повысить минимальный брачный возраст женщин с 18 до 22 лет.

В начале этого года она стала одним из создателей отклоненного законопроекта о запрете браков между двоюродными родственниками, что является обычаем в Таджикистане.



Другие статьи