Юрий Овчинников: «Для меня танец — это жизнь»

08.09.2013 17
Юрий Овчинников: «Для меня танец — это жизнь»

Юрий Овчинников: «Для меня танец — это жизнь» 26-27 октября 2013 года в Кремлевском дворце пройдет мировой фестиваль латиноамериканского танца «Танцуйте и будьте счастливы!». Его организатором выступит заслуженный деятель искусств России, президент Российского танцевального союза Станислав Попов.

Готовясь к этому мероприятию, мы беседовали со многими деятелями искусства, культуры, спорта, бизнеса, политики. С теми, кто принимал участие в ежегодных событиях, которые устраивает в Кремле Станислав Попов. Все они делились с нами своими впечатлениями.

Среди них – прославленный советский фигурист, президент Ассоциации профессиональных тренеров России, советник президента Олимпийского комитета России Юрий Овчинников.

– Юрий, старшее поколение прекрасно помнит ваши выступления на льду. И особенно вас любили за ваш поразительный артистизм…

– К сожалению, многие из тех, кто сегодня смотрят фигурное катание, уже и не помнят времена моих выступлений. Но, думаю, моему поколению удалось внести в нашу жизнь определенный стиль и настроение. А главное — привлечь массу людей в фигурное катание. Тот период отличался творческим подходом к спорту и желанием объединить его с искусством.

С тех времен в истории фигурного катания остались интересные программы, связанные не только с выполнением прыжков и вращений, а прежде всего с созданием на льду ярких образов. Часто спорят о природе фигурного катания — спорт это или искусство? К счастью, я выступал в тот период, когда в спорт активно вошел артистизм. Люди не помнят, какой прыжок ты прыгнул — тройной или четверной. Но, помнят, как катаясь под Баха или Вивальди, ты делал нечто такое, от чего по телу шли мурашки. Я благодарен зрителям за то, что мне удалось найти ключик к их сердцам и рад, что у них остались от нашего времени яркие воспоминания.

– Как давно вы знаете Станислава Попова? И как с ним познакомились?

– Я уже отметил, что в мое время фигуристы стремились максимально полно реализовать себя в творчестве. Как раз в тот момент в фигурном катании стало активно употребляться слово «хореограф». И вот Стас со своей женой и партнершей Людмилой помогали нашим олимпийским чемпионам по танцам Людмиле Пахомовой и Александру Горшкову. Собственно через Милу с Сашей я и познакомился со Станиславом. Думаю, это было начало 70-х, и с тех пор мы общаемся.

А потом в моей жизни наступил достаточно длительный период, когда я 20 лет жил в США, и потому наше общение прервалось. Но, когда меня пригласили в Россию поработать в Олимпийский комитет, Станислав был одним из первых, с кем я наладил контакты. И было такое впечатление, что мы не расставались. Видимо, наши отношения и расположение друг к другу были настолько теплыми, что с первого дня мы начали общаться так, как будто, и не было этих многих лет.

Я хорошо помню Стаса как танцора, а сегодня мне очень приятно видеть его в качестве опытного руководителя. Проводимые им мировые турниры внушают огромное уважение, вызывают восхищение. Его организационное умение, четкое понимание задач в сочетании с безупречным вкусом и интеллигентным ведением мероприятия делает его турниры незабываемыми.

В них не только спорт. Это шоу Станислава Попова. Он всегда элегантен, выдержан, а прекрасное знание английского дает возможность всем участникам и гостям, включая иностранных, чувствовать себя как дома.

– Находясь в США, вы как-то следили за тем, что делал здесь Станислав?

– Честно говоря, мало. Общение с Россией в тот момент прервалось, остались только родственные связи. Как-то так получилось, что от российской жизни я ушел и влился в американскую. Мне было удобно, комфортно, интересно. Многие, уезжая на Запад, не справляются с ситуацией. Причины могут быть разными, в том числе и языковый барьер. Люди мучаются, часто приезжают домой. А я пустил корни, построил дом, родились дети и начал жить как настоящий американец. Я и дома в основном говорил по-английски, поскольку жена у меня не русская. У меня двойное гражданство. И сегодня, сравнивая жизнь американскую и российскую, вижу все плюсы и минусы как той, так и другой, причем никогда не высказываясь категорично. Все оценки очень субъективны. И еще я думаю, что в каждой стране важно найти свое место, чувствуя, что ты делаешь полезное дело, и радоваться жизни, окружая себя друзьями.

– Вы часто бывали на Кубках мира, которые организовывал Станислав Попов?

– Все три года, что я в России, я их посещаю. Я назвал бы это великолепным шоу, значимым событием в мировой спортивной и танцевальной жизни. В танцевальном мире турниры, которые организует Стас в Кремле, котируются очень высоко. В них есть все, что необходимо для серьезного спортивного состязания. Это и выдающиеся танцоры, и высшей квалификации судьи, и необходимый для соревнований ритм и накал. Одним словом всегда присутствует нерв, что и дает возможность сравнить их с любым крупнейшим спортивным соревнованием.

И, конечно, все происходящее необыкновенно зрелищно, как и подобает любому искусству высочайшей пробы. Действие всегда дополняет прекрасная музыка, оформление и, естественно, место, в котором все проводится — Кремль. И, конечно, сам Станислав как ведущий. Все в совокупности и создает каждый раз ощущение того, что ты пришел, с одной стороны, на очередной Кубок, а с другой, — на новое для себя событие.

Танцоры-участники неслучайно называются лучшими в мире. Совершенствуя год от года свое мастерство, они достигают тех высот, которые кажутся уже невозможными. Но приходишь, и, оказывается — возможными. Вот в этой шлифовке своего мастерства, наверное, и заключается основной «кайф» танцоров.

Думаю, бальные танцы очень близки фигурному катанию. Наши программы сродни тем шоу, которые мы видим на паркете. Особенно это касается латиноамериканских танцев. Для меня это просто сказка. В ней я вижу такие уникальные вещи, которые дают мне возможность и зарядиться, и расслабиться одновременно. Да, и вся атмосфера создает ощущение подлинного праздника.

– Если говорить о музыкальной программе. У Станислава Попова есть такой тезис «о музыке, под которую танцует весь мир»…

– Я как раз присутствовал на том чемпионате, на котором Стас решил попробовать использовать эту музыку. Он меня предупредил о необычном репертуаре. Но я не ожидал, что песни, которые занимали важное место в жизни наших отцов и по сей день сохраняют свое значение для нашего поколения, так будут восприняты публикой. А с каким удовольствием иностранные пары под них танцевали!

И, конечно, нельзя не отметить их прекрасную интерпретацию джаз-бендом. Музыка не потеряла дорого нам настроения и, в то же время, была в танцевальных ритмах. На мой взгляд, это феноменальная находка. Преклоняюсь перед талантом Стаса и музыкантов. Вот на таких достижениях и строится тот культурный слой, который передается от поколения к поколению.

Но, кроме музыкального и зрелищного, важно еще и воспитательное значение проводимых Стасом событий. Посмотрев его турниры, множество молодых ребят придут в танцевальные школы. Такой же скачок интереса к занятиям спортом всегда наблюдается после Олимпийских игр.

Бальные танцы не могут оставить людей равнодушными. Этот красивый вид спорта дает человеку гармоничное развитие: и физическое, и эмоциональное, и умственное. Слушая музыку, дети впитывают в себя все богатство музыкальной культуры. А потом все это, как цепная реакция, передается следующему поколению. Велика роль и танцевального искусства, и спорта в воспитании детей.

Но танец можно назвать еще и универсальным языком общения — эмоциональным. Музыка и ритм создают атмосферу, в которой слова не нужны, а начинает говорить тело. А еще танец ломает границы и объединяет народы. Без него невозможно будущее.

– Когда вы выступали на льду, вы больше стремились передать эмоции, внести в свои выступления какую-то театральность, нежели просто следовать технике исполнения. Нет ли ощущения, что сейчас у человечества есть «перегруз» технологиями и дефицит эмоций и человечности?

– Да, это есть. Причем, как и в спорте, процесс идет какими-то периодами. После того, как техника развилась до определенного уровня, требуется время для ее осмысления.

В фигурном катании, гимнастике, синхронном плавании создаются целые новеллы. Это тоже можно назвать танцем со своим развитием, кульминацией и концовкой, одним словом драматургией.

В спорте без техники нельзя. Но рано или поздно, наступает момент, когда техника подходит к своему максимуму. Требуется что-то новое, и тогда становится востребованным искусство. К счастью, я выступал именно в такой период.

В фигурном катании меня всегда привлекала артистическая сторона. Мне казалось, что, раз классическая музыка дает человеку возможность выплеснуть эмоции, она обогащает его.

Я с детства дружил с ребятами, ставшими позднее танцорами и театральными артистами. Одним из первых, кто дал мне понимание творчества через создание образов был Михаил Барышников, знаменитый танцовщик.

– Вы родом из Ленинграда?

– Да… Мы настолько тесно дружили, что Миша даже был свидетелем у меня на свадьбе. Суть танца, в качестве одного из моих первых хореографов, мне раскрыл именно он. А в 70-е годы в фигурном катании к этому относились достаточно просто: музыка играет, руками-ногами в разные стороны подвигал и все. О чем-то другом даже не задумывались.

И кстати зрелищность не всегда поощрялась руководством, считалось, что от нее может пострадать техника. Но потом возникший к фигурному катанию интерес как к искусству, привел к пониманию того, что в этом заключено будущее нашего вида спорта. Именно в то время показательные выступления превратились в представления с красивыми театрализованными номерами. А для меня то время было, как некий трамплин для творчества.

К сожалению, сегодня в фигурном катании превалирует техника, а не зрелище. Определенную роль в этом сыграла, так называемая, новая судейская система, придуманная американцами. В какой-то мере она способствовала упразднению творческих моментов. Теперь для получения достойной оценки за технику, надо выполнить комплекс обязательных фигур. А когда это происходит, у фигуриста просто времени не остается на то, чтобы разнообразить ее артистизмом. Неслучайно многие любители нашего вида спорта скучают по тем временам и исполнителям, которые были раньше.

А что касается бальных танцев… Их зрелищность подкрепляется еще и великолепными костюмами. Порой они бывают настолько хороши, что вполне заслуживают отдельных призов. А еще прекрасная хореография.

Внутренне я уже готовлюсь к фестивалю, который состоится в октябре. Мне снова хочется увидеть в качестве ведущего Стаса. Это его вечер, и он чувствует себя спокойно и комфортно.

В мире российского танца Станислав тот человек, который многое создал впервые. И прежде всего профессиональную организацию — Российский танцевальный союз, бессменным президентом которого он является уже 25 лет. Мне хотелось бы пожелать Стасу здоровья и терпения, поскольку многое дается в наши дни с трудом. Казалось бы, делается важное дело, а все равно возникают препятствия.

Стас знает, что я вернулся в Россию с целью создать первую в нашей стране Ассоциацию профессиональных тренеров. Она призвана объединить всех тренеров России, а их у нас около 100 000. Мы будем заниматься их обучением, аттестацией и сертификацией. Будем поддерживать юридически и социально.

Тренеры — это те люди, которые всегда были, есть и будут творцами кадров. Именно они «делают» спортсменов и результаты. А у нас даже их профсоюза нет. И многие из тренеров настолько социально не защищены, что буквально нищенствуют.

Есть и еще одна проблема — появившееся непонятно откуда в наших управленческих структурах большое количество работников, своей некомпетентностью разрушающих культуру спорта.

Так что время создать эту ассоциацию объективно пришло. Меня поддержало министерство спорта в лице министра спорта Виталия Мутко и Олимпийский комитет в лице его президента Александра Жукова. Стас Попов меня в этом тоже сильно поддерживает. Ведь в бальных танцах схожие проблемы, в том числе, и необходимость дать возможность правильным людям тренировать.

Среди учредителей ассоциации крупнейшие спортивные федерации России, — легкой атлетики (президент Валентин Балахничев)), спортивной борьбы (президент Михаил Мамиашвили ), плавания (президент Владимир Сальников), фигурного катания (президент Александр Горшков) и тенниса (президент ШамильТарпищев). Все эти люди действительно знают спорт и болеют за него. Надеюсь, что нашего энтузиазма, активности и спортивной закалки хватит, чтобы довести это дело до конца. Когда я только приехал, никто не верил, что такое удастся в нашей стране создать.

Это еще один штрих к тому, почему мне так близко стремление Попова развивать бальные танцы. В какой-то степени мы с ним одинаково мыслим, просто каждый в своей области. И, кроме дружеских, у нас есть еще и деловые пересечения. И в делах мы всегда поддерживаем друг друга. Я уважаю Стаса и как человека, и как профессионала.

– В конце нашего разговора, если можно, какое-то пожелание фестивалю и самому Станиславу Попову…

– Трудно переоценить тот вклад в танцевальное искусство, который вносит Станислав, проводя эти великолепные шоу. Но высота достигнутой «планки» обязывает, уже нельзя сделать хуже. Поэтому я желаю Станиславу энергии, здоровья и фантазии. А еще быть окруженным людьми, которые его поддерживают, сторонниками. Ну и конечно, достойной материальной поддержки.

А еще новых профессионалов, которые живут танцем. Каждому хочется быть первым. Но когда наблюдаешь за танцорами, видишь, как забыв о конкуренции и борьбе, они танцуют для себя и для людей, для нас с вами. Танец — их душа и сердце!



Другие статьи