Правила жизни колумбийского племени марубо

26.06.2014 19
Правила жизни колумбийского племени марубо

Правила жизни колумбийского племени марубо В европейской культуре люди давно перестали осознавать себя частью целого и полагаются только на собственные силы. Но на планете есть сообщества, живущие иначе — единым организмом. Как южноамериканское племя марубо, у которого одно сердце на всех.

Памятка путешественнику Колумбия. Летисия

РАССТОЯНИЕ от Москвы ~ 11 500 км (от 26 часов полета без учета пересадок)

ВРЕМЯ отстает от московского на 9 часов

ВИЗА не нужна

ВАЛЮТА колумбийский песо (100 COP ~ 1,75 руб.)

Территорию на берегах Амазонки, где сходятся границы трех государств — Колумбии, Перу и Бразилии, — местные называют Золотым треугольником. Здесь идет добыча золота и ценных пород деревьев. Но для меня это место было важно по другим причинам: отсюда, спускаясь вниз по реке Жавари, можно добраться до диких племен бразильских индейцев, старающихся не допускать в свой мир посторонних.

Чтобы попасть туда, необходимо специальное разрешение бразильских властей, которое позволит пройти несколько полицейских кордонов. Получить его мне помогли французские миссионеры. С ними я познакомился на колумбийской стороне, в Летисии. Миссионеры предложили мне отвезти индейцам марубо медикаменты. Добираться до места было решено на двух лодках.

Одну, «медленную», нагрузили медикаментами. Сам же я отправился вперед на второй, «быстрой» лодке с переводчиком Паоло.

УВИДЕТЬ национальный парк «Амакайаку». На территории площадью чуть менее 3000 км2 простираются тропические леса и болота. Здесь растет самая большая кувшинка в мире — виктория-регия.

СЪЕСТЬ арепас — лепешки из кукурузной муки с добавками на выбор: , яйцо, тунец, овощи (~ 10 000 песо за порцию). Продаются в палатках на улицах города.
ВЫПИТЬ традиционного горячего шоколада в местном кафе (~ 6000 песо за чашку).

ЖИТЬ в частном доме у местных (от 40 000 песо в сутки) или в гостинице (от 300 000 песо в сутки).

ПЕРЕМЕЩАТЬСЯ на автомобиле (~ 200 000 песо в неделю), между городами соседних государств Табатинга (Бразилия) и Санта-Роса (Перу) на лодке (~ 80 000 песо за поездку).

КУПИТЬ в подарок деревянную ритуальную индейскую маску (от 20 000 песо), для себя — изделия из местного золота (от 120 000 песо за кольцо).

До первого поселения марубо, расположенного прямо на берегу Жавари, мы добрались за три дня. На поляне — небольшие строения вокруг конусообразного дома высотой около 20 метров. Паоло объяснил мне, что все обитатели деревни живут в этом центральном доме — малоке. Из него навстречу нам вышли человек пятьдесят во главе с пожилым мужчиной, жрецом по имени Ваймака. После долгих переговоров он позволил нам разбить лагерь на краю поселения. Мы должны были дождаться «медленной» лодки, отдать медикаменты и уехать.

На четвертый день пребывания в деревне около шести утра Паоло влетел в мою палатку: жрец хочет меня видеть. Так я впервые оказался в малоке. Внутри по кругу были развешены гамаки. У каждого жильца свой «угол». В центре на полу стояла посуда c приготовленной рыбой, возвышалась гора бананов — что-то вроде общего обеденного стола. Все это напомнило мне большую коммунальную квартиру. В глубине дома в гамаке лежала девушка и стонала. Судя по всему, у нее был сильный жар. Перед ней на коленях стоял Ваймака. Паоло объяснил, что это Пенейва, дочь жреца, и тот просит ее вылечить.

Я предложил свою лодку, чтобы отвезти девушку в Летисию, в миссионерский центр. При этом я понимал, что остаюсь без средств передвижения и связи — рация была нужна тем, кто плыл на лодке, на экстренный случай для переговоров с медицинским пунктом.

Через час мы отправили Пенейву в сопровождении двух индейцев в путь. А вскоре все племя собралось на поляне возле малоки. Мужчины водрузили на плечи ствол дерева длиной около 12 метров и направились в сторону леса. Женщины и дети пошли за ними.

Ваймака оглянулся и жестом подозвал нас.

— Вы отдали самое дорогое, что у вас было, — перевел его слова Паоло.

— Теперь марубо вас чувствуют, а вы должны почувствовать марубо. Поэтому можете пойти с нами.

Через некоторое время мы вышли на опушку леса. Мужчины положили бревно на землю, а Ваймака стал осматривать деревья вокруг. Он подходил к массивным стволам и обнимал их, будто прислушиваясь. Наконец остановился у дерева с фиолетовой корой. Это было так называемое «пурпурное сердце», древесина которого высоко ценится за плотность, прочность и необычный бордово-фиолетовый оттенок.

Повалив 20-метровый ствол, мужчины отрубили от него кусок длиной около четырех метров. Поскольку пользовались они топорами, весь процесс занял несколько часов. Затем бревно привязали веревками к принесенному стволу. Только так можно было унести массивный трофей.

В деревне бревно занесли в малоку и положили в центре дома на специально заготовленные деревянные брусья. Так обычное бревно превратилось в барабан — ако, как его называют местные. Ваймака вручил двоим мужчинам по дубинке. Они подошли к барабану с разных сторон и начали бить по нему. Мощные глухие звуки заполнили помещение. Ваймака сел на пол напротив ако и стал что-то нашептывать. Остальные разбрелись по своим делам. А по барабану продолжали стучать.

Барабан ако тяжелый, к тому же из-за большого диаметра его неудобно держать. Чтобы доставить ако в деревню, индейцы используют хит рый прием: привязывают барабан к длинному, тонкому стволу. Так его без труда может поднять большое количество людей

В ту ночь я тщетно пытался заснуть — барабанный бой не стихал ни на минуту. Он оборвался неожиданно, я даже подскочил. На часах было шесть утра. Вместе с Паоло, который тоже, как выяснилось, не спал, мы направились в деревню.

Ако молчал, но индейцы не спали. Жрец с довольной улыбкой раздавал людям глиняные чашки с каким-то напитком. Очередь дошла и до нас. Как я потом узнал, это был чай айоаска, который, по поверьям индейцев, помогает общаться с духами.

— Пенейва здорова, — перевел слова жреца Паоло. — Племя ее чувствует. Разве ты не чувствуешь, что с ней все хорошо?
Я утвердительно кивнул, чтобы никого не оскорбить.

Празднование объявленного выздоровления Пенейвы продолжилось, а я отправился спать. Проснулся ближе к вечеру — меня снова разбудил бой барабана. Встревоженный, я отправился в малоку. В барабан били уже другие мужчины, но ритм был прежним. Жрец сидел в стороне и разделывал рыбу.

Мы присели рядом и поинтересовались, неужели Пенейве снова стало плохо?

Жрец улыбнулся, взял мою руку и приложил к моей же груди.

— Твое сердце бьется, — сказал Ваймака. — Послушай как.

Я оторопел: мой сердечный ритм совпадал с барабанным.

— Мое сердце бьется так же, — продолжил жрец. — И его (Ваймака указал на Паоло), и у нас всех сердца бьются так.

Ако помогает нам жить. Ако и сам живой. Прежний ако умер, а чтобы установить новый, нужно ждать важного для племени события: хорошего или плохого. С Пенейвой случилась беда, и это был знак, что пришло время нового ако. Как человек не может жить без сердца, так и марубо — без ако.

Марубо контактируют с европейцами не очень охотно. Но из всех племен бразильских индейцев они наименее агрессивны. По крайней мере, белокожих пришельцев встречают без автоматов



Другие статьи