Знак судьбы

18.08.2020 241
Знак судьбы

Однажды, так случилось, что  мои ребята-сослуживцы по МВД, вернувшиеся из столичной командировки, буквально огорошили меня неожиданным и странным, равно, как и приятным сообщением: «Валерий Григорьевич, вам привет от полковника Глазова! Просил вам лично передать.  Говорит, что  давно вас не видел, и очень был рад, что появилась хоть  такая возможность, чтобы напомнить о себе, о том, что он прекрасно помнит каждый день, каждый миг,  проведённый вместе с вами в стенах Харьковского училища  МВД СССР, и хотел бы горячо Вас обнять, а пока смог лишь привет передать…

— Какой ещё полковник Глазов? – удивлённо смотрю на курсантов, они, кстати, не первые с таким приветом ко мне подходили, к сожалению, вы что-то там  не так поняли, но я не знаю такого полковника, никогда с ним не встречался, что-то вы там, похоже , напутали или  не разобрались?

— Как напутали? Во всём разобрались. Он рассказывал подробно, как вы с ним крепко дружили, когда учились в Харьковском училище МВД, как родные братья.  Теперь он следит за всеми вашими публикациями в прессе и гордится тем , что был близок к вам, вместе учились, не один год крепко дружили и теперь бы он хотел вас  увидеть, горячо обнять и… расцеловать! Однокашники, как- никак, а это —  СВЯТОЕ!

Стою в шоке, мысленно перевариваю сказанное.

Глазов… Глазов, — стал мысленно вспоминать далёкие годы курсантской жизни, вроде бы всех вспомнил, перебрал, но, к сожалению,  Глазова я там, увы, так и «не встретил», тем более, будущего полковника. Обидно. Видно, напутали что-то там ребята.

… Однако, вскоре всё прояснилось, когда случилась у меня очередная командировка, да не куда-нибудь, а прямо туда, в столицу, на совещание в МВД. Зашел в зал, где уже собрались сотрудники,  приглядываюсь, нет ли знакомых, чтобы ненароком не пропустить радостную встречу.

И… вот, надо же, сразу нашёл… ЕГО! Вовку Дурноглазова, мой бывший однокурсник, в столовке за одним столом сидели, три года вместе щи хлебали, а ныне он уже и сам, выходит, целый полковник собственной персоной, и уже, как я понял, к счастью, вовсе не Дурноглазов, а всего лишь… Глазов, такая милая фамилия,  сидит, что-то записывает, что-то кому-то говорит. Я к нему подбегаю с распахнутыми объятиями, он тут же вскакивает, горячо обнимаемся, бойко, как прежде мутузим  друг друга, засыпаем вопросами, типа того, что говорю ему с укором:Что же ты скрываешься, дружочек, мой хороший, даже фамилию втихаря поменял», чтобы впросак не попал чтобы ненароком не нашли тебя? От кого прячешься, друг мой  Вовуля? Ребята мои приезжают из Москвы, приветы от какого-то, я извиняюсь, полковника Глазова передают, а я его и знать не знаю, только глазами виновато моргаю…

…И вот тут-то он, наконец, врубился, всё понял: «Извини, друг, это не я всё придумал, это он, генерал Чурбанов! Зять Брежнева, знаешь, конечно. Спасибо ему, крепко удружил, когда свою могучую руку приложил, но я его об этом, кстати, не просил, он сам сообразил, кто бы мог подумать, что такое возможно? Но он так решил и сам лично всё сделал. И тогда в жизни у меня сразу же всё, как в доброй сказке, переменилось. Полетело в гору, как в сказке! Казалось бы, невелика заслуга, фамилию слегка  изменить в лучшую сторону,  а ведь как всё в жизни сразу расцвело!

И вот что он мне тогда рассказал:

— Служил я после училища тихо-скромно, звёзд с неба не хватал, старшим лейтенантом всего лишь стал, а потом вдруг захотелось пойти чуть дальше, выше, в частности, в академию МВД поступил, чем я хуже других? Ничуть не хуже, поступил без проблем, и даже не заметил, как окончил её, тоже без проблем, более того,  с… отличием! На вручение дипломов к нам прибыл сам генерал Чурбанов Юрий Михайлович, заместитель министра МВД, между прочим. Любимый зять самого Брежнева, как-никак, не хухры-мухры, сам понимаешь.

И тут он, друг моей ненаглядный, далёкой золотой поры, красочно и в лицах  рассказал, как там дело было.

— Генерал Чурбанов сразу предупредил всех, чтобы не было потом глупых вопросов и обид, но он будет вручать   красные дипломы, то- есть,  отличникам, а я как раз таким  и был, — скромно заметил Вовик Дурноглазов, — Когда очередь дошла до меня, он что-то так смутился крепко, даже слегка побледнел, и в гневе, похоже, даже не знал,  что делать дальше и как ему быть.  Но, видно было, что решил фамилию отличника пока не озвучивать, а тихо, по-деловому уточнить кое-какие детали этого фамильного уродливого чуда.

— Где  вы взяли ТАКУЮ «сочную»  фамилию? – нервно потупив взор, спросил он обладателя красного диплома университета, с чудовищной , просто дикой фамилией.

— От мамы с папой, — скромно промямлил, крепко смутившийся  выпускник. Его давно уже никто не спрашивал про фамилию – привыкли! А тут вот пришлось объясниться.

— Она вам нравится? – потупив грустный взор, спросил генерал.

— Очень не нравится, — честно признался выпускник-отличник, даже жутко  не нравится, товарищ генерал, просто тошнит а куда деваться, этот крест теперь на всю   жизнь повис на мне, придётся терпеть, и носить его, как наказание, до самой смерти.

— А вот и нет, — улыбнувшись, сказал Чурбанов, — никакой смерти, никакого терпеть сегодня же сменишь эту гадкую уродину! И прямо в дипломе жирно подправил фамилию отличника-выпускника, точнее просто вычеркнул «дурную» окаянную приставку в фамилии, и получилось очень даже здорово, и просто замечательно – Глазов!

— Так и только так, отныне будет звучать ваша фамилия товарищ Глазов!

И все, кто присутствовал при этом в зале, от души зааплодировали славному генералу, который под конец даже честно признался, что и сам бы с удовольствием расстался бы со своей ужасной фамилией, с этим «паспортным Чурбаном», но ему уже нельзя, слишком высоко поднялся. Оно, конечно, и понятно, но… спасибо и за то, что другим несчастным в подобных случаях щедро  помогает. А это — дорогого стоит. Низкий вам поклон, Юрий Михайлович! Отныне, вы всегда с нами!

Вот так, этот скромный, симпатичный молодой генерал одним росчерком пера осчастливил на перспективу грамотного и светлого исправления, а впредь, хотелось бы  и недопущения подобных чудовищных словесных вольностей и уродств в названии имён, фамилий, да мало ли ещё чего. Браво, товарищ генерал! Восторг и восхищение вашим героическим поступком на все времена.

Вот такие у нас были славные, молодые и крайне  внимательные командиры,  спасибо им, мы их любим, уважаем и никогда не забываем.

Кстати, Юрий Михайлович, проще говоря, генерал Чурбанов и в моей жизни однажды очень даже ярко и решительно отметился, когда я служил в МВД Азербайджанской ССР и надо мной  по чьей-то   злой глупости, вдруг стали сгущаться тучи, совершенно непонятного происхождения, и по какому такому поводу. Так, по чьему-то злому умыслу гадость какая-то , но ведь тем более неприятно.  А тут генерал Чурбанов, к счастью, оказался рядом, разобрался, сказал своё умное слово, и это был такой мощный знак судьбы, что хватило на долгие годы радостных воспоминаний. Одна только его оценочная  фраза, сказанная в мой адрес, сразила всех негодников наповал, я её  никогда не забуду, но и повторять не буду, неудобно, скажем так. Уж слишком он тогда расхвалил меня. И я по сей день рад, что полностью оправдал все его добрые слова, оценки и пожелания. Спасибо ему, прекрасному человеку и командиру, незабвенному Юрию Михайловичу.

Спасибо и вам за внимание и понимание, дорогие  друзья, вперёд и до новых победных встреч. Всегда с вами, дорогие мои читатели, всегда Ваш, с любовью к Вам и признательностью за всё, за всё…  За всё хорошее, и незабываемое. Мы по-прежнему вместе и вперёд! Только вперёд!

Валерий ТАТАРИНЦЕВ



Другие статьи