Льняной комплекс России: под прессингом геополитики?..

05.10.2020 270
Льняной комплекс России: под прессингом геополитики?..
На днях правительство РФ  приняло очередное постановление о поддержке льноводства и льнопереработки.

Оно предусматривает частичную компенсацию потерь доходов хозяйств/предприятий при производстве пряжи и смесовой ткани с содержанием льна. Размер субсидии составит до  15 %  стоимости килограмма реализованной пряжи с содержанием льна, или — до 30% от стоимости квадратного метра проданной льносодержащей ткани (подробнее см. https://www.souzlegprom.ru/ru/press-tsentr/novosti/novosti-otrasli/4855-pravitelstvo-rossii-utverdilo-poryadok-predostavleniya-subsidij-dlya-podderzhki-predpriyatij-lnyanoj-otrasli.html).

Но, если государство уже который  год считает эту отрасль перспективной для  внутреннего и внешнего рынков, тогда почему в постановлении сказано  о неких «потерях»?
Вопросы реализации, в т.ч. финансирования госпрограммы по развитию льноводства-льнопереработки были  подробно обозначены на  совещании с участием Президента РФ В.Путина еще в начале июня  с.г.  Внутри-, внешнеэкономические и экологические преимущества возрождения льноиндустрии были изложены на этом форуме гендиректором ХБК «Шуйские ситцы» (Ивановская область) Анной Богаделиной. Президент РФ поддержал высказанные предложения (см.  https://www.souzlegprom.ru/ru/press-tsentr/publikatsii/4699-subsidii-dlya-legproma.html ).

Вопросы комплексного  — системного  развития льняного  комплекса, напомним,  давно проработаны в рамках СОЮЗЛЕГПРОма, отражаются  в выступлениях президента  Союза  А.Разбродина, многих других экспертов отрасли.  Эта проблематика была в  числе основных тем деловой программы недавней международной  выставки «ИНТЕРТКАНЬ 2020. Осень»   (см.  https://www.souzlegprom.ru/ru/press-tsentr/tochka-zreniya/4848-v-tsvk-ekspotsentr-vystavochnyj-sezon-otkrylsya-vystavkoj-intertkan-kotoraya-proshla-s-15-po-17-sentyabrya.html)

И   что  же? Почему упомянутое  постановление правительства апеллирует,  фактически,  к «убыточности»  производства льнотканей? И почему указаны незначительные  компенсации выпадающих доходов профильных предприятий?

Похоже,  ответ здесь вытекает из льготных условий сбыта (так называемый «зеленый  коридор») хлопкосодержащей продукции Узбекистана в РФ, предоставленных узбекской  стороне со второй половины  2010-х. При том, что Узбекистан не  участвует в ЕАЭС.  Так  что эти льготы обусловлены, скорее  всего, очевидными  внешнеполитическими факторами.

В  то  же  время, многие  текстильные предприятия  РФ  не  единожды обращались в профильные  федеральные  ведомства и в СОЮЗЛЕГПРОМ   в связи с тем, что льготные условия для  сбыта  этой узбекистанской  продукции усугубляют и без того неконкурентоспособную ситуацию   для аналогичных предприятий  РФ  (ввиду преобладающего импорта, в т.ч. нелегального, тканевой  и смежной  продукции).

Но, по всей  видимости,  та  же  ситуация сохраняется, если  не  ухудшается.

А объяснение некоей «убыточности» льняной отрасли прозвучало  на состоявшихся в Госдуме РФ  28 ноября  2019 г. слушаниях «Проблемы развития  Нечерноземья в возрождение льноводства в России». Среди главных причин  убыточности льняного  сегмента  — это  односторонние преференции узбекистанской продукции в РФ. Хотя аналогичными преференциями в Узбекистане продукция российского легпрома, в т.ч. льняной отрасли, пока не располагает.

Например, Е.Кореньков, представитель  профильного департамента Минпромторга  РФ,  вполне конкретно разъяснил в ходе упоиянутых слушаний: «…Меры государственной поддержки, которые сейчас существуют в Узбекистане, с точки зрения ограничения поступления сюда хлопка, показывают следующую ситуацию. Предлагая нам на рынок уже готовую хлопчатобумажную пряжу, — в сравнении со стоимостью хлопка (смешно !) разница – в 10–15%».  То есть, происходит намеренное занижение цен на эту продукцию для  её «утверждения» на российском рынке. Но «к чему это приводит? К тому, что  нам сейчас производить пряжу на территории РФ в любой зоне – Черноземной, Нечерноземной – просто невыгодно. Она в любом случае будет дороже процентов на 15–20, а то и на 30, чем та субсидированная пряжа, поставляемая Узбекистаном».

И  потом, — не менее 242 млн. рублей  планируется на  финансирование «Комплексной программы поддержки производства изделий из льна на период до 2025 года».  Но в этой «планово-стабильной» сумме  не  учитывается всё менее  стабильный  валютный  курс рубля, что влечёт за собой зигзаги цен на  все  составляющие  производства  сырьевой, промежуточной и готовой продукции российского легпрома (и, конечно,  не только легпрома). А ввиду продолжающегося  снижения мирового спроса и, стало быть, цен  на нефть и газ, к которым накрепко привязан рубль, — резонно предвидеть дальнейшее обесценивание рубля к инвалютам. И, следовательно,  дальнейший рост  цен и тарифов в стране. Независимо от спроса и предложения на товары или услуги.

Таков,  словом,   контекст   «убыточности»  — вынужденной убыточности льняной индустрии. А столь незначительные  компенсационные субсидии, вероятно,   нацелены на то,  чтобы  производство льняных тканей  не превышало  конкурентоспособность импорта  узбекской пряжи?..

Артем Алексеев
   Лёгкая  промышленность  РФ


Другие статьи