Обещание — выполнить!

24.03.2021 2528
Обещание — выполнить!
24, 25 марта на Симоновской сцене Вахтанговского театра состоится премьера спектакля «Обещание на рассвете» по роману Ромена Гари. Режиссер-постановщик Лейла Абу-аль-Кишек.

Это выпускница Театрального института имени Бориса Щукина (режиссёрская мастерская Юрия Еремина), уже поставившая на Симоновской сцене два спектакля — «Фрида. Жизнь в цвете» (2018 год) и «Нижинский. Гениальный идиот» (2019 год). Их главные герои — культовые фигуры мировой культуры Фрида Кало и Вацлав Нижинский.  В основу обоих спектаклей легли тексты современного автора Ники Симоновой. «Обещание на рассвете» стало третьей работой молодого талантливого режиссёра. В ролях Григорий Антипенко и Анна Дубровская.

«Пронзительный роман-автобиография «Обещание на рассвете» (La promesse de l’aube), опубликованный в 1960 году, и поныне остаётся самым знаменитым произведением французского писателя Ромена Гари, — рассказывает Лейла Абу-аль-Кишек, которой принадлежит идея инсценировки романа. — Это признание в ответной любви к матери, размышление о том, как соотносятся задуманное и достигнутое, обещанное и происшедшее… Художественная автобиография Ромена Гари написана легко, изящно, иронично. Но под этим скрывается большая боль. Мать  не раз спасала жизнь сыну; ее вера помогла стать ему известным писателем, достойным человеком, но принесла и немало страданий. Возможно, именно она впоследствии привела его к трагической развязке».

… Жизнь писателя Ромена Гари подобна захватывающему приключенческому роману, недаром этот псевдоним созвучен русскому повелительному «Гори!».

Роман Кацев родился  в Российской империи, в Вильно (Вильнюсе), накануне Первой мировой войны. С матерью, будучи  подростком, перебрался в Ниццу, служил в авиации, стал генеральным консулом Франции, кавалером ордена Почетного Легиона, автор более 30 литературных произведений. Гари – единственный писатель, дважды удостоенный престижной Гонкуровской премии: за роман «Корни неба» и роман «Вся жизнь впереди», написанный под псевдонимом Эмиль Ажар.

Герой романа «Обещание на рассвете» его выполнил. На заре юности (второй перевод названия книги «Обещание на заре») сын обещал любящей, вдохновляющей, требовательной матери, что исполнит все ее чаяния относительно себя. Обещал, потому что мать была опорой, мотором-гнётом, неиссякаемой любовью во плоти.

Истовая любовь «еврейской мамы» заключалась не только в необходимости одеть-накормить-проследить, но и вырастить, «вылепить» личность, мужчину, Защитника с большой буквы — матери и родины. Это достоверно, щемяще и предельно любовно играет Анна Дубровская. Герой оправдал надежды. Но стал ли счастлив? Или «посланники тоже плачут»?

Читайте Ромена Гари. Это раздумья, искренние признания, хлесткие характеристики, юмор, граничащий с сарказмом, учебники для мужчин, а в целом — история одиночества. И смотрите спектакль!

Трехчасовой (с антрактом) дуэт  актеров воспринимается на одном дыхании, ни в коей мере не утомительно! С ними не хочется расставаться.

Спектакль готовили всего два месяца (пару раз слышались речевые запинания). Гигантский текст выучить за такое короткое время — подвиг (хотя в актерском мастерстве это не самое трудное). Мой Сирано де Бержерак тоже объемная разговорная роль.  Актеры пели, танцевали, на глазах взрослели (а герой Антипенко периодически возвращался в детство).

В сценографии преобладает сине-серая гамма (художник Дина Боровик, художник по свету Сергей Мясников) полотнищ занавеса, костюмов, мячей. Возможно, потому, что через всю книгу проходит лейтмотив океана — друга главного героя, исповедника, судьи. И образ мяча, который нужно непременно поймать, тоже в характере Гари.

Многочисленны режиссерские находки при минимуме атрибутики. Так, приближаясь к образу мамы, герой увидел, она захлопывает заветную коробочку, где хранилась его первая награда — медаль за победу в пинг-понге. Понимаем: ее самой уже нет.

Единственный плащ превращался то в детскую куртку, то в накидку соседа, то в пальто пожилого пожилого постояльца гостиницы — и все роли Григория Антипенко. У него поистине «кошачья» пластика, недаром актер с детства любил наблюдать за поведением животных.

Интересно музыкальное оформление (композитор Николай Шипулин, хореограф Евгения Любашина). Музыка вообще одно из действующих лиц и помощников спектакля (символ Франции «Марсельеза», еврейские мотивы, мелодии на военную тему, оперная ария, остроумно заменяющая нецензурную лексику, песня Вертинского…).

Григорий Антипенко, рассказывая о работе над спектаклем, подчеркнул: «Прежде всего, труд всей команды. Пахота с 10 до 10. Мой герой, изначально легкоранимый, тонкокожий.  Функция становления его как мужчины легла на плечи его матери, которая давала ему любовь, добро, действуя инстинктивно, интуитивно. Но позволила быть собой и совершать свои ошибки. Гари без матери невозможен — так же, как и она без него. Гари не смог отпустить от себя душу матери, у него навсегда осталась потребность в поддержке. Когда ее не стало, он повторил самоприговор Хэмингуэя.

Этот персонаж мне созвучен, я здесь как бы исповедуюсь. Считаю, чтобы состояться, надо уйти из семьи вовремя. У меня четверо сыновей, старшего сына пора отпускать. Так было и со мной.  Это отчасти национальная история. Мой 60-летний друг заметил: «Это история каждого второго мальчика в Одессе».

Участие Анны Дубровской — стопроцентное попадание «в десятку». Она вошла в роль всего за полтора месяца». А вот слова самой Анны Дубровской, очаровательной, стройной, органичной: «Я не впервые играю роль матери. Но тут противоречивый, «документальный» характер. Мать главного героя действует наощупь, интуитивно. Оптимистка и авантюристка, сильная и беззащитная. Она им руководила, так как не только придумала  выдающиеся качества сына, но и свято в них верила. Была убеждена, что он станет большим, великим, и вместе с ним росла и самоутверждалась, отдавала частицу своего мужества и истово купалась в даже небольших сыновьих победах. До таких ролей предстоит еще дорастать.

Ее сын больше не смог найти другую такую любовь и умирает. «У каждого фонтана я испытывал жажду, никакой источник не мог ее удовлетворить, потому что однажды я уже напился сполна».

Был ли Ромен Гари счастлив, исполнив обещание? Наверное, это останется главным вопросом и книги, и спектакля, поставленного без грамма «сладости», без сантиментов».

На вопрос, что вы чувствуете, отыграв спектакль, актриса ответила: «Грусть. Но светлую. Единство со зрителями, у каждого из которых есть такие же чувства и душевные травмы».

Жаль, не задала вопрос актерам, которые старше и опытнее Лейлы Абу-аль-Кишек, что именно она подсказала как режиссер, какую сверхзадачу поставила. Но, думается, это можно и самому понять, проследив, впитав, поняв ее режиссерский почерк — полной самоотдачи. Для этого нужно посетить поставленные ею спектакли.

Сценическая версия «Обещания на рассвете» Театра им. Пушкина снискала зрительское одобрение. Верю, что и вахтанговскую ждет успех. Ведь ее создателям тоже хочется сказать «Верю!» Станиславского!

Елена МАРТЫНЮК
Фото Алексей ВИШЕЦ


Другие статьи