«… развитие возобновляемых источников энергии является драйвером устойчивого развития России»

07.06.2020 3699
«… развитие возобновляемых источников энергии является драйвером устойчивого развития России»

В беседе с корреспондентом журнала «ЭкоГрад» заместитель директора Международного института энергетической политики и дипломатии, кандидат экономических наук, доцент, известный специалист в области топливно-энергетического комплекса Игбал Гулиев рассказал о проблемах и перспективах возобновляемой энергетики в России и мире.

«С точки зрения экологии развитие возобновляемых источников энергии является драйвером устойчивого развития России». Интервью - фото 1

— По данным, опубликованным на последнем Всемирном экономическом форуме, Россия улучшила свои показатели по переходу от ископаемых видов топлива к возобновляемой энергетике и занимает 80-е место среди 115 стран. Как Вы считаете, готова ли российская экономика к переходу на новые виды топлива, и если «да», то насколько?

— Я хотел бы отметить, что энергопереход от ископаемых запасов топлива к возобновляемой энергетике не означает полного отказа от углеводородных ресурсов. Он лишь полагает увеличение доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в энергобалансе. На этот счёт есть различные теории. Наиболее распространенное — это увеличение доли ВИЭ на 10 % за 10 лет. Развитие сектора возобновляемой энергетики в настоящее время характерно для большинства стран. Наиболее высокие темпы роста сейчас демонстрируют страны Европы, Соединённые Штаты и Китай. Для России с ее углеродоориентированным топливно-энергетическим комплексом и богатейшими запасами нефти, природного газа и угля переход на альтернативные источники энергии означает, по сути, наращивание доли (ВИЭ) в энергобалансе прежде всего за счёт развития ветровой и солнечной энергетики. И в этом направлении сделано немало.

Если мы обратимся к данным министерства энергетики, то в прошлом году ввод новых объектов ВИЭ составил порядка 375 МВт, а общая мощность объектов, введённых за последние 5-6 лет по настоящее время, составляет порядка 900 МВт. В числе наиболее крупных таких объектов — это Ахтубинская солнечная электростанция в Астраханской области, Старомарьинская СЭС в Ставропольском крае, Чкаловская СЭС Приморской области, несколько солнечных электростанций на Дальнем Востоке, две – в Забайкальском крае и т.д. Однако рост рыночной доли возобновляемых источников энергии связан не столько с совершенствованием ветряных турбин и солнечных панелей, сколько с развитием технологии хранения энергии. И в этой области ещё многое предстоит сделать. Так, например, даже в такой продвинутой с точки зрения развития ВИЭ стране, как Германия, случаются периоды, когда ветер и солнце покрывают менее 10 % потребности в электроэнергии.

И этот дисбаланс можно выровнять только за счёт тепловой генерации, так как существующие системы хранения энергии достаточно дорогие и позволяют запасать ее лишь на несколько часов для покрытия так называемых суточных пиков. И в результате в самых продвинутых энергосистемах при достижении нестабильного возобновления энергетики ее доли около 30-40 % дальнейший рост резко замедляется. И как следствие мощный прорыв в области возобновляемых источников электроэнергии связывается не столько с совершенствованием ветряных турбин и солнечных панелей, как я уже говорил, а сколько с развитием батарей, И поэтому развитие ВИЭ в России представляет собой новую энергетическую платформу, которая предусматривает проведение комплексных инновационных разработок в сфере генерации и хранения электроэнергии.

«С точки зрения экологии развитие возобновляемых источников энергии является драйвером устойчивого развития России». Интервью - фото 2

— Насколько успешно, на Ваш взгляд, экономика России балансирует между энергетической безопасностью и доступом к энергоресурсам, экологической устойчивостью и ценовой доступностью?

— В докладе «Индекс энергетического перехода 2020» Всемирного экономического форма оценка готовности перехода России на новые виды топлива зафиксированы на уровне 38 %. Расчёты данного показателя основываются на комплексной ценности оценки энергетической безопасности, доступности энергоресурсов, экологической устойчивости и ценовых характеристик энергоисточников. За прошедшие 5 лет в России показатели улучшились, наша страна с 2015 г. продемонстрировала рост отрасли «зеленой» энергетики на 1 % и стабильный прогресс на пути к экологической устойчивости. Но в целом текущее значение индекса отражает все еще сильную зависимость экономики России от традиционных углеводородов — нефти и газа. В данном контексте необходимо учитывать тот факт, что традиционная российская нефтегазовая отрасль никуда не уйдёт, и коренная её трансформация была бы необдуманным шагом, и безусловно Россия стремится развивать ветровую, солнечную электроэнергетику, водородные технологии и другие виды альтернативной электроэнергетики. При этом, как я уже отмечал, ввод новых мощностей ВИЭ на 905 МВт за последние пять лет — это очень даже неплохой показатель. Но в такой огромной стране, как Россия, нужно учитывать эффект масштаба, при котором даже 1% энергобаланса представляет гигантское значение в натуральном выражении. И аспект энергетической безопасности России в первую очередь связан с углеводородными энергоресурсами, доступ к которым для внутреннего потребления беспрепятственно открыт. Ну, другая сторона медали — это зависимость российской экономики от экспорта энергоресурсов, объем которого при росте доли ВИЭ энергопотребление стран импортёров будут неуклонно снижаться.

Ценовая доступность российских энергоресурсов обусловлена относительно невысокой себестоимостью их добычи, тем не менее, в России как и во многих других странах существует тенденция к ухудшению характеристик действующих месторождений по мере их выработки, и при этом разработка новых месторождений сопряжена с применением инновационных технологий, работа в суровых климатических условиях, включая и Артику, и необходимость сооружения инфраструктур. Цена выработки электроэнергии на основе ВИЭ на российских электростанциях в настоящий время имеет тенденции к снижению. Это происходит благодаря мерам государственной поддержки по гарантирующим возврат инвестиций. Это т.н. договора предоставления мощностей. Такие меры предусмотрены программой поддержки развития возобновляемой электроэнергетики до 2024-го года, и продление на самом деле данной программы до 2035-го года может привести к тому, что «зелёная» электроэнергия в России станет дешевле электроэнергии, получаемой от традиционных источников. Так, в 2020-м году цена электроэнергии новых солнечных электростанций в среднем составляет где-то 9,5 руб. за кВт ч., ветряных — 6,3 руб. кВт ч., АЭС – 5,1 руб. за кВт ч, а новых парогазовых установок — целых 3,6 руб. кВт ч., и в 2030 г. цена электроэнергия ветряных электростанции снизится до 5,2 руб., а солнечных до 7,5 рублей кВт ч. Тогда как на АЭС, по многим данным, вырастет до 7,5 руб. кВт ч., а на парогазовых установках до 5,3 руб. кВт ч. И вопросы экологической устойчивости российского промышленного комплекса в целом связано с высокой долей устаревшего оборудования, в том числе и оборудования очистных сооружений на многих предприятиях. Правительство принимает ряд мер по модернизации производства, что напрямую связано с экономической эффективностью и конкурентоспособностью российских предприятий. Однако в последние годы приходит осознание необходимости жёстких мер для стабилизации и улучшения экологической ситуации, которая направлена прежде сего на сокращение вредных производств и минимизацию ущерба окружающей среде. Эти изменения являются частью глобальной программы перехода к устойчивому развитию, которые были инициированы международными организациями и активно поддерживается государственными, в том числе и Российской Федерации. Современные реалии требует комплексного подхода к решению социальных, экологических и экономических проблем, и с точки зрения экологии развития ВИЭ является драйвером устойчивого развития России.

— Как Вы думаете — кто победит в схватке между высокотехнологичными сооружениями и энергией солнца и ветра?

— В концепции развития возобновляемой электроэнергетики можно выделить три взаимосвязанных аспекта: геополитический, экологический и экономический. С точки зрения геополитики страны-импортеры энергоресурсов стремились снизить зависимость от традиционных углеводородов путём использования альтернативных источников. И при этом климатическая повестка и борьба с изменением климата дают дополнительную мотивацию на внедрение и совершенствования новых технологий. Таким образом, дополнительные затраты, связанные с заменой углеводородных технологий на получение энергии новыми технологиями из возобновляемых источников энергии косвенно ложились на плечи потребителей. За последние 10 лет стоимость возобновляемой генерации снизилась в несколько раз и уже успешно конкурирует по цене с традиционной генерацией. Более того, сами технологии ВИЭ были превращены в товар. На сегодняшний день мировой рынок «зелёной» технологии является одним из самых быстроразвивающихся в мире. И по объему экспорта экологически чистых технологий сегодня лидируют такие страны, как Финляндия, Дания, Германия, Соединённые Штаты, Южная Корея. И тенденцией последних лет становится повышенное внимание к экологически чистым технологиям со стороны Китая и Индии. Объемы международного торговли «зелёными» технологиями с каждым годом увеличиваются. Все больше стран стремятся занять свою нишу на этом достаточно молодом рынке.

 

— Каковы долгосрочные прогнозы развития ветроэнергетики в России?

— Российская Федерация обладает самым большим ветропотенциалом в мире. По мнению экспертов, он оценивается где-то в 16 500 ТВт час в год, для сравнения — в Германии такой ветровой потенциал составляет 2800 ТВт час в год. Как показывает мировой опыт, ветронергетика может успешно конкурировать и с нефтяной, и с газовой энергетикой. В настоящее время ветровая энергетика стала базовым сектором энергетического рынка. Согласно государственной программе поддержки ВИЭ к 2024 году в России должно быть введено 3,35 ГВт электростанции на ветряной генерации. В качестве наиболее перспективных регионов для развития ветрогенерации на оптовом рынке считается Мурманская, Архангельская, Ростовская Ульяновская области, Краснодарский и Ставропольский края, прибрежные зоны Финского залива. Большую роль в развитии зелёной генерации на основе ветра в России играют такие компании, как РОСНАНО, которая учредила совместно с энергетической компанией «ФОРТУМ» в 2017-м году в инвестиционном партнёрстве в целях инвестирования строительства ветропарков. «ФОРТУМ» и «РОСНАНО» на паритетной основе создали Фонд развития ветроэнергетики, задача которого состоит не только в строительстве ветряных электростанции, но и производство в России оборудования для них. И выпускаемое с участием РОСНАНО отечественное оборудование для ветроустановок по эффективности сопоставимо с мировыми аналогами, как считают некоторые эксперты. Это делает его полностью конкурентоспособным, а в настоящий момент прорабатывается возможность его экспорта. И таким образом к 2024 году в Российской Федерации будет окончательно сформирована новая отрасль экономики с высоким экспортным потенциалом и объемом выпуска не менее чем 1,4 ГВт генерирующего оборудования ВИЭ ежегодно. И по оценкам экспертов, совершенствование технологии ВИЭ в России приведёт к тому, что средняя себестоимость производства электроэнергии на протяжении жизненного цикла объекта ВИЭ и традиционной генерации сравняются как раз к 2024 году. И далее меры господдержки уже не потребуются.

И ещё один крупный игрок на рынке ветроэнергетики России это ОА «НоваВинд». Это новый дивизион «РОСАТОМА», основной задачей которого является консолидация усилий госкорпораций в передовых сегментах и экономических платформах электроэнергетики. Компания, которая была основана в 2017 году, объединила все ветроэнергетические активы «РОСАТОМА» и отвечают за реализацию стратегии в направлении ветроэнергетики. По мнению экспертов, в частности российской Ассоциации ветроиндустрии, Россия обладает гигантским потенциалом для замещения ископаемого топлива, что позволяет надеяться, что в перспективе мы сможем занять лидирующие позиции на рынке технологий ветроэнергетики, а в конечном счёте стать крупным экспортёром «зелёной» электроэнергии. Использование лишь экономического потенциала ветроэнергетики позволило бы увеличить её долю до 20 % в энергобалансе страны, высвободить для экспорта и передать существенную часть сэкономленного углеводородного сырья в сектор высокотехнологичной глубокой переработки с получением совершенно нового уровня социального и экономического эффекта. Использование потенциала ветроэнергетикии становится особенно привлекательным с учетом минимальных выбросов парниковых газов при его использовании в сравнении с теми же самыми ископаемыми видами энергоресурсов.
Беседовал Тимур Адыгезалов



Другие статьи