Валерий Фокин: «Театр — живая машина»

11.11.2018 62
Валерий Фокин: «Театр — живая машина»

Валерий Фокин: «Театр - живая машина»О небывалых технических возможностях Новой сцены Александринского театра и интересной задумке автора спектакля «Сегодня. 2016» рассказали на пресс-конференции в Электротеатре Станиславский его участники: Валерий Фокин, художественный руководитель Александринского театра (г. Санкт-Петербург), автор сценографии Николай Рощин, композитор Антон Яхонтов и автор сценарной композиции Кирилл Фокин.

В основе сюжета спектакля встреча людей с представителями инопланетных цивилизаций, которые прибыли на планету Земля, чтобы поделиться с её жителями полезными знаниями и новыми технологиями. Люди не понимают мотивы такой «благотворительности» и пытаются разобраться в них на протяжении всего действия.

Главный герой – Владимир Огнев, роль которого исполняет народный артист России Пётр Михайлович Семак, работает в подразделении наций и изучает психологию инопланетных существ. Именно к нему в конце представления обращаются главы четырёх государств за советом. Примечательно, что герой Семака находится внутри стеклянного куба, что вдвойне усложняет задачу актера. Замкнутое пространство, настоящая изоляция на протяжении всей постановки, актёр на самом деле заточён. «Обстоятельства экстраординарные и по форме, и по сюжету» — отмечает автор сценографии Николай Рощин. «Мастерская игра Семака заслуживает оваций. Не каждому даже опытному актёру удастся соблюсти театральный тон, не сфальшивить и в целом выглядеть органично», высказался один из зрителей.

Публика также остро чувствует эти жуткие условия в купе с пространственной музыкой и со спецэффектами, которыми наделено всё действие представления. Он сам должен складывать историю произведения, понимая больше физическим ощущением, что с ним произошло.

Николай Рощин также отмечает тот факт, что Александринский театр – это единственный театр в России, где настолько обширно экспериментируют с медиа-технологиями. Медиа-студия объединена с театром и там постоянно идут эксперименты и исследования звуков для выявления того, что вызывает интерес у людей. Такой подход придаёт сюжету атмосферности и способствует развернутому восприятию происходящего.

Спектакль помогает пережить встречу с инопланетянами практически вживую: два яруса зрительских мест отделяют от игрового пространства опускающиеся решетки. Таким образом, в клетке не только Владимир Огнев, но и все присутствующие.

Пространственная музыка, по замыслу Фокина, переносит зрителя в «клетки» к героям спектакля, а спецэффекты погружают в некое состояние, которое необходимо для глубокого проникновения и понимания происходящего на сцене. Всё напрямую связано с психофизикой актёра и его персонажа. Театр в данном спектакле выступает живой машиной, прямо ориентированной на человеческие ощущения, и каждый зритель для себя выносит определенные выводы о проблемах и изменениях в обществе. Идея касается человека и личных трагических изменений, связанных с ним.
В последней сцене спектакля клетки поднимаются. Актёры не выходят на поклон. Далее в зале царит недоумение. Такой приём используется, чтобы дать зрителю немного времени «прийти в себя» после увиденного.

Сам Фокин отмечает: «Для меня ценнее, когда зритель задумывается над тем, что он увидел, чем их аплодисменты». И он добился этого.

Выйдя из зала театра, действительно почувствовала в себе перемену, а мир заиграл в совершенно иных красках.

Татьяна Антонова, корреспондент Евразии FM



Другие статьи