Светлана Тома: «Мне судьба подарила совершенно потрясающую жизнь»

02.02.2014 35
Светлана Тома: «Мне судьба подарила совершенно потрясающую жизнь»

Светлана Тома: «Мне судьба подарила совершенно потрясающую жизнь» Прекрасная и нежная, обаятельная и женственная, она вдруг становится требовательной, страстной и темпераментной. Заслуженная артистка России Светлана Тома, как настоящий мастер, может быть многоликой. Главное, что зритель любит ее и признает за ней право быть совершенно разной – и в кино, и на сцене.

Тома по-прежнему востребована в профессии. Она снимается у хороших режиссеров, играет в интересных спектаклях. А в жизни остается необыкновенно красивой, стройной женщиной и умным, тонким собеседником.

– Светлана Андреевна, мы встретились с вами после репетиции, над чем вы сейчас работаете?

– Это антрепризный проект по пьесе современного драматурга Елены Петровской «Я вернусь». Поставила спектакль Татьяна Стрельбицкая – актриса, художник, режиссер. Работала с Виктюком, его ученица. Сдача спектакля в феврале, сейчас репетиции идут полным ходом.

– Вы постоянно в театральном тренинге?

– Да, работаю в нескольких спектаклях. Я окончила легендарный театральный институт –ЛГИТМиК и не представляю свою жизнь без сцены . К тому же театр необходим актеру как творческая лаборатория , как возможность развития и познания самого себя . Я очень люблю сцену и выхожу на нее не только в спектаклях, но и в концертных программах.

– Расскажите, пожалуйста, о своих концертных программах.

–Это и вокальные номера, и поэтические блоки. Я читаю А .Пушкина, А.Блока, З.Гиппиус, А.Ахматову и М.Цветаеву, Ю.Левитанского… Это и романсы и песни из репертуара В.Козина, К.Шульженко, А. Вертинского… Это песни моей юности, песни, которые звучали в нашем доме, в нашей семье.

– Где вам приходилось выступать с этими программами?

– По всей нашей огромной стране. Мои первые творческие встречи проводило Бюро Кинопропаганды – в советское время мощнейшая организация, занимавшаяся пропагандой и показом отечественных фильмов от крупных городов до горных аулов, куда добраться можно было только на вертолете. Иногда это были сборные концерты, где я выступала на одной сцене рядом с корифеями советского кино – Николаем Крючковым, Нонной Мордюковой, Мариной Ладыниной, Лидией Смирновой, Всеволодом Санаевым… Не могу не вспомнить и о легендарной программе «Товарищ Кино», которая подарила мне радость совместной работы с лучшими советскими композиторами – Яном Френкелем, Вениамином Баснером, Марком Фрадкиным… А великий танцор Махмуд Эсамбаев, которому рукоплескал весь мир и сделавший мне царский подарок! Это был невероятно красивый, яркий танец с шалью, который я много лет танцевала с огромной любовью! Во время моих выступлений Махмуд всегда стоял в кулисах и наблюдал, насколько точны мои движения… Эти концерты стали для меня уникальной профессиональной школой, сводом законов существования на сцене и этических правил общения со зрителем.

– Как вы считаете, молодежь может прийти на ваши концерты?

– Может, почему нет? (улыбнулась) У меня нет возрастных ограничений для зрительской аудитории.

– Кто были ваши родители?

– Моя мама училась в медицинском институте в Румынии, но не окончила, т. к. началась война… Она была врачом, что называется, от Бога. Где бы мы не жили, всегда все в округе обращались к ней за помощью и мама всем бескорыстно помогала. Папа у меня из Воронежской губернии, деревенский парень, прошел войну от звонка до звонка, был награжден орденами и медалями и за военную доблесть, и за трудовые достижения. Он окончил сельскохозяйственный институт и всю жизнь занимался сельским хозяйством.

– Замечательная фамилия Тома откуда? И где правильно ставить ударение?

– Я урожденная Фомичева Светлана Андреевна. Фамилия Тома мне досталась от моей прабабушки по маминой линии. Ударение правильно делать на последний слог.

– Театр – ваша первая любовь?

– Моя первая любовь всё-таки кино. Окончив школу, я поступала на юрфак Кишиневского университета. И в один из дней на троллейбусной остановке меня увидел режиссер Эмиль Лотяну, который искал героиню для своего фильма «Красные поляны»… Кинопробы и через неделю я уже была на съемочной площадке. Вот такая невероятная история…Я снялась в этом фильме, получила за роль Иоаны (так звали мою героиню) приз зрительских симпатий на МКФ в Италии и приз «За лучший дебют» на Всесоюзном КФ. Будучи на третьем курсе театрального института, я была приглашена замечательным кинорежиссером «Ленфильма» В.Я. Венгеровым на роль цыганки Маши в экранизации пьесы Л .Н. Толстого «Живой труп». Моими партнерами были выдающиеся актеры — А.Баталов, И.Смоктуновский, О. Басилашвили, О.Борисов… Окончив институт, я продолжила сниматься.

– А когда случился ааш звездный фильм «Табор уходит в небо»?

– Это случилось в 1975 году, через 10 лет после моего первого фильма, и это был мой 10-й по счету фильм. Я и не предполагала, что Э. Лотяну предложит мне роль роковой и страстной цыганки Рады, на тот момент мое амплуа в кино было – «лирическая героиня» . Тем не менее это произошло. Были очень длительные, серьезные и ответственные пробы, и в итоге Э. Лотяну и худсовет Мосфильма меня утвердили.

– В чем магия этого фильма? Почему его до сих пор смотрят?

– Потому что это талантливо! Потому что это красивая романтическая история любви, где женщина предельно опоэтизирована! Кстати , это характерно для всех фильмов Э. Лотяну. И еще в этом фильме очень мощная энергия режиссера Э. Лотяну. Все его фильмы возникали не случайно – они возникали по велению его души. Он мечтал снять романтическую прозу раннего Горького «Макар Чудра» и «Старуха Изергиль», отсюда возник «Табор». Еще он мечтал снять что-то по Чехову и был убежден, что Чехов бесконечно эмоционален — так возник фильм «Мой ласковый и нежный зверь», снятый по ранней повести А.П. Чехова «Драма на охоте». Восхищенный образом Анны Павловой, он создал фильм о великой балерине. Эмиль Лотяну был не просто талантлив, он был уникальным режиссером. Ниша поэтически-романтического кинематографа, которую он занимал в советском кино, после его ухода до сегодняшнего времени остается вакантной. Его фильмы удостаивались многих международных призов. В 1976 году я получала «Большую Золотую Раковину» – гран-при фестиваля в Сан-Себастьяне за фильм «Табор». А фильмом «Мой ласковый и нежный зверь» в 1978 году открывался Каннский кинофестиваль.

– С какими еще режиссерами Вам довелось работать?

– Я работала с хорошими режиссерами. Работала с Владимиром Басовым, мы были партнерами в советско-болгарском фильме «Братушка», а потом он пригласил меня в свой фильм «Семь криков в океане» — это был последний фильм В. Басова. Я снималась Павла Чухрая, Яна Фрида, В. Шамшурина, В. Ахадова, Н. Скуйбина, В. Венгерова и ,конечно же, у Э. Лотяну — я снялась во всех его фильмах. Я счастливый человек еще и потому, что довелось сниматься с великими и уникальными советскими актерами – П.Кадочниковым, Н. Крючковым, З. Федоровым, А. Баталовым, И. Смоктуновским, О. Басилашвили, А.Солонициным, О.Янковским, Н. Караченцевым, В. Стржельчиком, М. Тереховой.

– Раньше актеры были приписаны к определенной киностудии?

– Я никогда не была «приписана» ни к одной из киностудий. Работала несколько лет в Русском Театре в Кишиневе и параллельно снималась на всех киностудиях нашей страны. Потом я переехала в Москву. Много снималась. К тому же, фильм «Табор» купили 120 стран мира и в связи с этим у меня было много поездок за границу по линии «Совэкспортфильма» и Госкино. Я представляла советский кинематограф на всех континентах земного шара и стала одним из счастливых исключений среди советских людей, кому довелось увидеть мир воочию, а не сквозь призму железного занавеса. Так продолжалось несколько лет и я почувствовала вкус свободы и независимости.

– Как вы пережили девяностые годы, когда кино практически не снимали?

– Те, кто были при театре, были хоть как-то защищены. Я же была на вольных хлебах. Но мне повезло – одна из риэлторских компаний предложила сдавать комнаты. Это меня и спасло. Жизнь «полосатая» — то ты участница Каннского кинофестиваля, то ты в свете прожекторов получаешь призы и награды, а то зарабатываешь в поте лица небольшие деньги, как в «лихие 90-е». Но никогда нельзя унывать или паниковать, и я использовала это время, считаю, с пользой, а именно — готовила свою новую концертную программу.

— Когда вы поняли, что это «безвременье» закончилось?

– Мне позвонил Эдуард Марцевич в 1993 году и предложил роль в одной из пьес Альберто Николаи. Мы начали репетировать, выпустили спектакль и стали его играть. В те времена антрепризных спектаклей было раз-два и обчелся, а среди начинающих прокатчиков было немало аферистов. В порядке вещей было обмануть артистов и, не заплатив деньги за спектакль, исчезнуть… Но времена потихоньку менялись в лучшую сторону, появлялись другие предложения, потом концерты, творческие вечера…

— А потом вы стали сниматься в отечественных сериалах?

— В 90-е годы в кино мне предлагали жуткие сценарии – я даже на переговоры не ходила. В 2001 году меня пригласили в исторический сериал «Бедная Настя» и предложили роль Сычихи, очень симпатичный образ. Эта была совместная работа с США. Тогда на меня произвело впечатление то, что там все было рассчитано по минутам. Когда мы начали снимать, представители американской студии ходили с секундомером. Но порой доходило до смешного и до абсурда. Помню, извините за подробность, пошла в туалет, а ассистент за мной и говорит, что у меня есть три минуты. Так нас приучали к дисциплине. Помню декорации, которые разбирались и собирались, как лего, для того, чтобы один интерьер превратить в другой за минимальное время. Дисциплина была железная. Для меня это был первый опыт такого съемочного процесса.

– Расскажите, пожалуйста, о последних работах в кино.

– Я снялась у Веры Сторожевой в 12-серийном телевизионном фильме «Развод», где сыграла трагикомическую роль дочери известного писателя – единственную наследницу огромной квартиры, страдающую манией преследования. Образ лепила со своей последней свекрови. Я счастлива, что Вера увидела во мне характерную актрису, хотя в советском кино я играла в основном лирических героинь. Сторожева – профессионал высочайшего уровня. Прежде всего, у нее великолепно организован съемочный процесс. Но самое замечательное, что Вера Михайловна находит время для репетиций. Более того, репетиции начинаются сразу как только утверждается актерский состав.

– В современном кино репетиция – это роскошь?

– К сожалению. Репетицию я считаю необходимой. В советское время могло быть много дублей, а сейчас не больше одного-двух, и без репетиций сыграть сцену довольно сложно. Все, в конечном итоге, зависит от отношения людей к делу, к профессии, к качеству, которое ты хочешь получить.

– В ближайшее время в каком фильме мы сможем вас увидеть?

– В новом полнометражном фильме Веры Сторожевой «9 дней и одно утро».

– Если бы судьба повернулась иначе, чтобы вы делали? В чем бы могли себя еще реализовать?

– Знаете, это риторический вопрос. Человек предполагает, а Бог – располагает. У прекрасного поэта Арсения Тарковского есть такие строчки «Жизнь брала под крыло, берегла и спасала» — так вот это про меня. Главное, чтобы мои родные и близкие были здоровы и счастливы. И каждое утро, просыпаясь, я говорю: «Спасибо тебе, Господи, за все!»

Источник



Другие статьи